Вы находитесь на тестовой версии Севастопольского политического форума. Функционал ограничен. Для использования всех возможностей форума, перейдите по адресу www.sevpolitforum.ru

Кто пишет партитуру для дирижёра Градировского?

Гравицапа 9743 02/07/2007 2616 Радуха 30/04/2015 в 01:21
Нехорошев Г. Провокатор из галереи. Начальник предвыборного штаба Сергея Кириенко на досуге дрессирует человека-собаку, Компромат.Ру, 06.09.2002.

В начале зимы 1994-го, около шести вечера, у одного из зданий московского Центра современного искусства на Большой Якиманке, собралась небольшая, но очень разношерстная толпа. Особой художественной небрежностью в ней выделялись поэт Андрей Вознесенский со своей тогдашней возлюбленной Светланой Беляевой-Конеген и писатель Владимир Сорокин. Собравшиеся были приглашены на художественный вернисаж «Последнее табу» в галерею «М.Гельмана». Но двери ее были закрыты, и народ стал волноваться, не перепутал ли кто-то чего-то...

Через полчаса двери галереи с грохотом распахнулись и на собравшихся с воем и визгами вывалился голый мускулистый человек в собачьем ошейнике. Мгновенно извалявшись в грязной снежной каше он стал с лаем бросаться на собравшихся и проезжавшие мимо автомобили. Голого на четвереньках держал на длинной цепи приземистый человек в трусах. Через несколько мгновений голый бросился на капот притормозившего «Жигуленка» и начал истово биться о лобовое стекло. После минутной оторопи водитель выскочил из машины, человек-собака, повизгивая, скрылся в соседней подворотне, а с ним и его поводырь. На следующий день действо смаковали в теленовостях и широкая публика имела честь познакомиться с «актуальным» художником Олегом Куликом, перевоплотившимся в собаку, его поводырем, - «актуальным» художником Александром Бренером и их куратором, «специалистом по современному искусству, галеристом» Маратом Гельманом.


На подступах к переустройству России

Следующие два года эти любимые художники Марата Гельмана шокировали публику. Александр Бренер прилюдно занимался онанизмом на вышке осушенного и подготовленного к переустройству в Храм Христа Спасителя бассейна «Москва», в Пушкинском музее изобразительных искусств у картины Рембранта доставал из трусов собственные экскременты и преподносил их под нос журналистам, разбил бутылками с кетчупом пару окон посольства Беларуси и в Амстердамском музее пририсовал нитрокраской из баллончика знак доллара на одном из «Белых крестов» знаменитого Казимира Малевича. За последнее его и посадили в голландскую тюрьму. Не менее радикальный Олег Кулик фотографировался во время своих соитий с парнокопытными животными, сидел неделю в собачей будке в одной из галерей Нью-Йорка, справляя на глазах у публики свои нужды, а в европейских городах бросался на пожилых дам и впивался зубами им в лодыжки. Краткий отчет о всей этой «проделанной работе» Марат Гельман представил осенью 1995 года на выставке, посвященной пятилетию своей галереи. Александр Бренер в день открытия экспозиции разбил ногой несколько фотографий и, как всегда, убежал. Банкет после этого был очень знатный.

А на следующий день на выставке прошла презентация четырехтомного издания под названием «Иное». Мало кто из «актуальных» художников обратил на четырехтомник внимание. Тем более что статьи, в нем помещенные, как-то не очень соответствовали «революционному» пафосу художников из галереи Марата. Гланым человеком на той презентации был журналист Глеб Павловский, чья работа «Слепое пятно. ( Сведения о беловежских людях) « была чуть ли не самой объемной в издании. В ней Павловский пускал слезу по поводу разрушения СССР и сочувствовал постсоветским людям, которые, лишившись былой самоидинтификации, прибывают ныне в позорной прострации и не понимают, кто они. Без полноценного гимна и с сомнительным «управдомом» Кремля П.Бородиным. Среди других авторов впечатляли работы бывшего советника членов ГКЧП Сергея Кургиняна и заместителя главного редактора газеты «Завтра» Шамиля Султанова, советника бывшего главы президентской администрации Юрия Скокова. Попавший в опалу соратник Ельцина возглавил тогда Конгресс русских общин (КРО), фундаменталистскую патриотическую организацию с лицом генерала Александра Лебедя. Финансировалось же это объемное издание на прекрасной бумаге через бывшего вице-премьера правительства РФ Георгия Хижу, ответственного за Военно-промышленный комплекс. Помог деньгами и вице-президент группы «Мост» Сергей Зверев.

Пачки четырехтомника завозили на выставку Марата из помещения на ул.Люсиновская 36, где арендовал несколько комнат зарегистрированный в конце июня 1995 г. «Фонд эффективной политики». В уставном фонде этой организации 14% принадлежало Глебу Олеговичу Павловскому, а 86% - Андрею Георгиевичу Виноградову.

Впрочем, не все «актуальные» художники Гельмана были в неведении о его второй, околополитической жизни. Художник Анатолий Осмоловский, прославившийся еще в 1990 году, когда он и группа его сторонников выложила своими телами на Красной площади слово «ЙУХ», возглавил, по рекомендации Гельмана, в ФЭПе «отдел эвристики». Отдел набирался, естественно, из художников. Но работал там и поэт - Юлий Гуголев.


Первый блин

В первых регистрационных документах «основной вид деятельности» ФЭПа был обозначен как - «реклама». Но, с самого нанала, организация занималалась предвыборной кампанией КРО. В художественной среде отношение к тоталитарно ориентированному генералу Лебедю всегда было, мягко сказать, настороженным. Поэтому многие не верили, или не хотели верить, появившимся слухам, что Марат Гельман тайно работает на КРО. Известный художник Богдан Мамонов с неприязнью рассказал мне, как Гельман предлагал ему поработать на «раскрутку» генерала Лебедя.

Когда Гельман предложил мне конкретный проект, я не поверил своим ушам. Это предложение было за пределами добра и зла. Я хотел просто трахнуть его стоявшим рядом факсом. О сути предложения г-н Мамонов долго отказывался говорить, поскольку «Гельман все-таки немало сделал для современного искусства и это может бросить на него тень». Но все же рассказал, как, предложив ему 5 тысяч долларов, г-н галерист попросил устроить выставку «Дети рисуют Лебедю». Причем можно было: «соорганизовать или нарисовать самому в детском стиле».

Маленькое интервью дал мне и художник Осмоловский, который о конкретных методиках предвыборной агитации говорить не стал, так как «давал подписку о неразглашении», но только заявил, что методики эти «скучны» и построены на «элементарных провокациях». О предвыборной работе Марата Гельмана я опубликовал небольшую заметку в «Независимой газете». На следующий день Анатолий Осмоловский уже просил меня, чтобы я больше нигде не публиковал ни единого слова из нашего интервью, поскольку у него могут быть слишком серьезные неприятности. За опубликованный мной кусочек интервью его наказали тем, что не выплатили гонорар размером в 4,5 тысячи долларов. Еще через неделю я узнал от сотрудника отдела культуры «Независимой газеты», что г-н Гельман предлагал ему за неплохие деньги выкрасть пленку с интервью. К тому времени Осмоловского из ФЭПа попросили и на его место назначили поэта-авангардиста Тимура Кибирова, который в литературных кругах известен как талантливый стилизатор: может «подделать» текст практически любого автора. Но особенно любит писать стихи в стиле парадных советских поэтов сталинских и брежневских времен.

Впрочем «элементарные провокации» ФЭПу не помогли. Движение КРО в Думу не прошло. Но деньги сотрудники ФЭПа заработали немалые. Остались они довольны и работой Марата Гельмана который в конце 1995 года приобрел пакет акций фонда и стал его совладельцем.


Большая рыба

Без дела компания долго не сидела. Когда в конце 1995 года Анатолию Чубайсу удалось отстранить Олега Сосковца от руководства предвыборным штабом Бориса Ельцина представители «семьи» стали спешно собирать деньги и пропагандистские ресурсы. По рекомендациям Сергея Зверева к работе подключили и ФЭП. Марату Гельману и его «эвристам» была поручена работа деликатная: готовить провокации. Например, они активно рассылали от имени Компартии РФ приглашения на пресс-конференции Геннадия Зюганова. Сорванные с места журналисты собирались в заявленном месте и потом долго материли Зюганова за то, что никакой прессконференции не было. Сам г-н Гельман зарегистрировал в Народно-патриотическом блоке в поддержку Зюганова некое товарищество художников «Замоскворечье». А затем устроил пресс-конференцию, где разоблачил «Замоскворечье» как союз, за которым не было ни одной реальной организации. Художники Гельмана изготавливали и фальшивые листовки от имени КПРФ. На них в основном варьировалась тема противоестественного сотрудничества Русской православной церкви с коммунистами. На одной из листовок был изображен Иисус Христос в поднятых руках держал скрещенные серп и молот - и подпись «За Зюганова». Листовки эти, предварительно намазав клеем с тыльной стороны, Гельман раздавал приходившим к нему на вернисажи журналистам. Говорил, что эти «шедевры» присылают ему из провинции знакомые друзья-художники. Также отдел под руководством Кибирова изготавливал и рассылал эстрадным певцам, которые участвовали в марафоне «Голосуй, или проиграешь» подметные письма с угрозами. Особой «популярностью» пользовались письма антисемитские. Однажды, уже после победы Ельцина, подвыпивший Кибиров рассказывал в подсобке галереи наивного искусства «Дар» об эффекте, который произвело антисемитское письмо на певицу Алену Апину. Приехав в какой-то провинциальный город на концерт и обнаружив под дверью в гостинице подметное письмо, где она была названа жидовкой, Апина в ужасе и почти в слезах рассказывала об этом их местному телевидению.

Впрочем не все писатели использовались настолько грубо. Поэт Юлий Гуголев, старинный приятель знаменитого Виктора Пелевина еще по литинституту предложил ему разработать специальный проект для «изощренных» интеллектуалов, который доказал бы им, что голосовать за Ельцина - это самое мудрое решение. И Пелевин придумал. В «Независимой газете» он опубликовал полосу под интригующим заголовком «Ultima Тулеев как Дао выборов». Тезис был такой: мудрые даосисты всегда страдают от выбора, поскольку выбирая нечто вы отсекаете что-то еще, поэтому нужно ухитриться выбрать так, чтобы «отсечь» как можно меньше. Затем Пелевин анализировал всех кандидатов в президенты и находил у них сходства с Ельциным. Прилагался к статье и компьютерный фотомонтаж, который визуально приводил к тем же выводам: у всех претендентов на пост президента много общего с Ельциным. И, таким образом, выбор Ельцина - самое мудрое решение для интеллектуала.

После победы Бориса Ельцина Марат Гельман был брошен на борьбу с негативными последствиями от работы его старших товарищей по предвыборному штабу. Буквально через три недели после появления в газете «Московский комсомолец» расшифровки разговора Анатолия Чубайса о пресловутой коробке с полумиллионом долларов, которую пытались вынести работники предвыборного штаба Ельцина из Дома правительства, в галерее Марата Гельмана состоялась шумная выставка «Компромат». До ее открытия все московские редакции буквально завалили факсами с предложениями подготовить любой компромат на любого действующего политика. А на самой выставке чего только не было. Израильский паспорт Геннадия Зюганова, пленка с автоответчика Александра Коржакова, якобы записанная в день его увольнения, страница из «Независимой газеты» с фотографией, на которой Александр Лебедь беседует с Джохаром Дудаевым, документы из швейцарского банка со списками огромных валютных счетов всех членов правительства, телевизионная передача с интервью со «школьным приятелем» министра финансов Лившица, где рассказывалось, как юный Лившиц с товарищем забрался ночью в кабинет школьного директора, чтобы выкрасть дневник, и, увидев спящего директора школы, срезал с его пиджака все медали и ордена, и продал их коллекционерам. И даже календарь, на страницах которого голая художница Алена Мартынова занималась оральным сексом с Анатолием Чубайсом, и просто сексом с Зюгановым и Черномырдиным.

Выставке предшествовала пресс-конференция в Центральном доме журналиста, где было рассказано, как с помощью современной компьютерной техники можно изготовить и израильский паспорт Зюганова, и фотографию Лебедя рядом с Дудаевым. Вот и верьте теперь журналистам со всеми их сенсационными разоблачениями! Когда через много лет Алена Мартынова узнала, что ее и других художников использовали в пропагандистской акции, она очень расстроилась. Гельман выдал ей всего 100 долларов. Хватило только на фотопленки и печать. Впрочем, сказала Мартынова, Гельман художникам не платил никогда. На просьбы о гонорарах у него всегда был ответ - выставляться в моей галерее - это такая честь, которая помогает принести деньги. Алене Мартыновой денег эта честь не принесла. Она долго бедствовала в Москве и, доведенная до отчаяния, уехала в Канаду работать бебиситтером.

В апреле 1997-го года я собирался написать о выставке «Компромат». Когда собирал материал, то встретился с пресс-секретарем галереи Марата Гельмана Татьяной Восковской. Вечером после этой встречи Марат Гельман до полуночи через каждые полчаса звонил мне домой и требовал от моих домашних, чтобы я немедленно с ним связался. На следующий день я был приглашен в галерею, где Гельман познакомил меня с неким господином Александром Соколовым, который назвался «представителем службы безопасности заказчика» и сказал, что если я буду и впредь интересоваться подробностями работы галереи, то буду «иметь проблемы со службой безопасности». На прощание Соколов выдал мне визитную карточку, из которой следовало, что он является сотрудником благотворительного фонда «Европейское образование». Соколов почему-то умолчал, что он и Гельман были тогда совладельцами ООО «Проектная мастерская Гельман и СО». ООО занималось «вопросами архитектуры».


Наезд - откат

В самом начале 1997 года Анатолий Осмоловский предложил Гельману «поработать с Лужковым и Церетели». Осмоловский, по его же собственным словам, преследовал благие цели: в то время Зураб Церетели просил у Юрия Лужкова помещение под музей современного искусства, который сам собирался и возглавить. Осмоловский хотел отсечь Церетели. По словам Осмоловского вначале Гельман «пришел в ужас». Тягаться с Лужковым он боялся. На свой страх и риск Осмоловский собрал своих друзей-художников у входа в ЦДХ на демонстрацию против памятника Петру Первому. После этого Гельман согласился протест поддержать. По словам Осмоловского перед началом акции он приказал привести в порядок всю бухгалтерию своей галереи. И началась массовая кампания против скульптора Зураба Церетели и его злосчастных памятников. Гельман требовал сатисфакции в виде референдума по поводу творений Церетели. И даже зарегистрировал для этой цели вместе со своим отцом, бывшим советским драматургом Александром Гельманом, некоммерческое партнерство «Отцы и дети». Как записано в уставных документах, заниматься партнерство должно было «социологическими исследованиями». Но когда встревоженный не на шутку мэр стал говорить о высокой цене референдума и лично принял г-на Гельмана, тот мгновенно прислушался к словам Юрия Михайловича и от своих требований отказался. А в начале апреля Гельман вообще заявил о своем выходе из кампании против Церетели, сославшись на трагедию со взорванным 1 апреля памятником Николаю ((, работы Вячеслава Клыкова. На самом деле за окончание кампании Гельман попросил у Лужкова отступные. И получил заказ московского правительства на «организацию внутреннего пространства» Гостиного двора, который тогда решили реконструировать. «Не удивлюсь, если выяснится, что Гельман и Павловский сами и взорвали этот памятник, -- сказал мне тогда покойный ныне политолог Андрей Фадин, -- при их стиле мышления и детективной версии восприятия действительности этого исключить нельзя». Не меньше Фадина возмущался и Осмоловский, который заявил мне однажды: «Говоря современным языком, Гельман меня в очередной раз кинул».

Однако на этот раз «кинули» и самого Гельмана. Под предлогом отсутствия денег на слишком дорогие архитектурные фантазии Гельмана вице-премьер московского правительства Иосиф Орджоникидзе прекратил финансирование контракта по Гостиному двору.


Длинные деньги от Кириенко

В конце лета 1998 года в гостинице «Рэдиссон-Славянская» состоялась презентация новой организации «Комитет третьего тысячелетия». Шампанское и отборный французский коньяк лились рекой. Еще бы, комитет заявил, что именно он поможет гражданам России организованно встретить начало нового века. По словам одного из соучредителей организации «предполагалось замкнуть на себя большинство бюджетных и рекламных денег направленных на празднование встречи миллениума, примероно до 400 миллионов долларов». Среди основателей «Комитета» кроме Марата Гельмана значится Глеб Павловский и журналист «НТВ» Леонид Парфенов. Однако поживиться на праздновании встречи нового века не удалось из-за дефолта. Но, как говорят в Одессе, вы будете много смеяться; именно «автор» дефолта Сергей Кириенко вскоре принес Гельману и компании очень большие деньги. В то время, когда кремлевские стратеги решили сделать из Кириенко «собирателя» всех молодых либеральных сил, бывший премьер никем уже не воспринимался как серьезный политик. Рекламную кампанию для его возвращения в большую политику решили устроить на противопоставлении его мэру Москвы Юрию Лужкову. Объявили о создании движения «Московская альтернатива» и стали готовиться к ежегодно проводимому московской мэрией Дню города. Разумеется, в альтернативном плане. Мероприятие назвали фестивалем «Неофициальная Москва». Памятником этому мероприятию под патронажем Сергея Кириенко стала довольно толстая книжка под названием «Неофициальная Москва. Гид, каких не было». В ранг альтернативы Лужкову в книжке возведено все то, что так или иначе связано с деятельностью Гельмана и Павловского. Самые значимые, с точки зрения альтернативщиков, места Москвы, названы «местами силы». Это, конечно же, «Место лая на Якиманке» где «город впервые услышал о человеке-собаке Олеге Кулике, который потом потряс Европу и Америку своей великолепной животной пластикой и мощной природной энергией, напоминая миру о вековом образе натуральной России», Лобное место, которое «пару веков простаивало, пока в конце девяностых Александр Бренер не выскочил на Лобное в боксерских перчатках и не обернулся в бойцовой стойке к спасской башне, нарушив покой кирпичного надсада возгласами «Ельцин, выходи!», памятник Маяковскому В.В. - за то, «что ближе к концу тысячелетия душе маяка революции порадел радикальный художник Анатолий Осмоловский, плавно раскуривший сигару на плече истукана». «Местом силы» кириенковские агитаторы назвали и сквер между памятником героям Плевны и памятником Кирилу и Мефодию, - «самое популярное место встречи московских гомосексуалистов», - подчеркнув, что подрабатывающие здесь проституцией «солдаты-то больше всего шутят о Кирилле и Мефодии как зачинателях отечественного мужелюбия». За кириенковские деньги Гельман и Павловский отрекламировали и почти все свои так называемые «пректы»: тот самый «Комитет третьего тысечелетия», который «является основной общественной организацией в России по подготовке к вступлению в миллениум», свое кафе под названием «ПушкинГ» - «Центральное Место Силы, где собираются, чтобы зарядиться живой энергией - и приступить к действиям», десяток своих всевозможных интернет сайтов. Целую страницу гида отдали Союзу Революционных писателей, хотя следователи ФСБ к тому времени уже выяснили, что Союз этот мифический и нет в нем никого, кроме писателя Дмитрия Пименова, который прославился, когда подбросил листовку Союза к носилкам с раненными на месте террористического акта в торговом комплексе на Манежной площади летом 1999 года. В выходных данных «гида» указано, что вышел он тиражом 15000 экземпляров в издательстве GIF. ООО «ГИФ-ПРЕСС» тоже принадлежит Марату Гельману и было зарегистрировано аккурат во время работы с Кириенко.

Работой Гельмана лидер правых сил остался доволен и на время официальной уже предвыборной кампании на пост мэра Москвы назначил его начальником своего предвыборного штаба.


Начальник штаба «нашего мальчика»

Работу штаба Гельман начал вполне авангардно. Сначала правые «взяли Телеграф» арендовав одно из помещений Центрального телеграфа на Тверской. Креативный отдел возглавил ФЭПовский поэт Тимур Кибиров, а глубоко законспирированную группу «Прорыв» его ученик Дмитрий Галкин. Акции «Прорыва» в Москве до сих пор помнят: от имени подмосковных фермеров люди Гельмана бесплатно раздавали москвичам у станций метро сельхозпродукты. Идеология, которая подводилась под эти театрализованные акции, была простой: из-за Лужкова рынки Москвы настолько коррумпированы, что фермеры готовы бесплатно отдать часть продуктов москвичам, лишь бы не отдавать бандитам. Работников предвыборного штаба Кириенко особенно веселил «изящный цинизм» мероприятия, - ведь продукты для бесплатной раздачи покупались на московских рынках на кириенковские же деньги. Но Лужкова эти акции задели и он признал, что на московских рынках не все впорядке. Быстро пошли в гору и дела молодого издательства «ГИФ-ПРЕСС». Правда его владелец не мог отвлекаться на эту работу и выпуском всей предвыборной полиграфической продукции заведовала его жена Юлия Радошовецкая. Бессменный бухгалтер «Галереи М.Гельмана». Номера газет «Неофициальная Москва» выпускались так часто, что их нечем было заполнять. Все неофициалы из того самого гида писали любые неофициальные заметки о чем угодно. Но в основном друг о друге и о «местах силы». Из номера за 28 октября можно было узнать, что в магазине «Тетра» на улице Кондратюка «здесь и больше нигде были обнаружены железные трубочки для курения гашиша» и сетования, типа «что поделать, мы живем в век синтетической благодати, а Дик, Гибсон и Стерлинг утверждают, что дальше будет только круче». И опять же о клубе «ПушкинГ» «где ди-джеи стали пи-геями». Как написано в официальном сайте кандидата в мэры Сергея Кириенко : «в самом штабе - ужас как мило. По коридорам вместо унылой партийной бюрократии ходят раскованные юноши. Закрученные в хвост длинные волосы, бархатные пиджаки, джинсы. мобильники. Все - приятное, светлое, симпатичное. Чувствуешь себя - как на даче преуспевающих знакомых». Штабные называли меж собой Сергея Кириенко «нашим мальчиком». Однажды номер газеты «Неофициальная Москва» все-таки попал в руки Кириенко и редакцию разогнали. Деньги перераспределили на выпуск нелегальных «контрпропагандистских» листовок типа «Мэрия бессмертна» и газеты «Отечество не выбирают» со схемами слияния мэрской «мафии» с мафиями чеченской, армянской и азербайджанской. Бывшие работники предвыборного штаба подозревают, что Марат Гельман был не против разгона редакции, поскольку тиражи нелегальной печатной продукции вообще отследить невозможно, и для «отмыва» предвыборных денег она, - оптимальный вариант.

За несколько дней до 19 декабря к Гельману пришла милиция. Перед десятками тут же появившихся телекамер Марат Гельман заявлял, что приход милиции является «не чем иным, как политической провокацией, направленной на срыв избирательной кампании кандидата в мэры Москвы Сергея Кириенко» и «стал следствием крайней обеспокоенности московского руководства быстрым ростом рейтинга Кириенко». По словам же начальника пресс-службы ГУВД Москвы Владимира Вершкова проверка в московском штабе СПС была инициирована Мосизбиркомом, который получил жалобу об «изготовлении листовок и агитационной продукции в несоответствии с избирательным законодательством». Странно только, что эти листовки в штабе не нашли. В своих интервью Гельман говорил, что их и не было. Но вот сотрудникам штаба утром рассказывали, как всю ночь резали эти листовки, буклеты и наклейки и даже выносили их из штаба чуть ли не в трусах. «Чтобы скрыть недостачу во все времена устраивали пожар или ограбление. Если бы не было этого «налета», его надо было придумать. Ведь тиражи, за которые отчитывались Гельман с супругой, позволяли, наверное, обклеить листовками и наклейками если не всю Москву, то уж Садовое кольцо точно», - рассказал мне один из работников предвыборного штаба. Он, этот работник, был обижен на то, что Марат Гельман, купив после работы с Кириенко пятикомнатную квартиру на Остоженке, с видом на Храм Христа Спасителя, в «ненавязчивой» форме попросил его и еще нескольких работников своей галереи сделать в квартире ремонт. И им пришлось его делать.


Тусовка под заказ

Осенью 1994-го года в Политехническом музее галерея Гельмана провела массовое политико-художественное мероприятие под названием «Партия под ключ». Идеологом этого мероприятия был приятель Марата Гельмана, политтехнолог, а ныне советник представителя президента по Приволжскому федеральному округу Ефим Островский. В одном из интервью, «вывешенном» в интернетовском «Русском журнале», Глеб Павловский то ли в шутку, то ли всерьез признается, что когда он решил заняться политическим консультированием, то именно Ефим Островский научил его как это нужно делать. В профессиональном среде Островский известен тем, что успешно провел предвыборную кампанию Сергея Мавроди по выборам в Государственную Думу в подмосковных Химках. И безуспешно - предвыборную кампанию Елены Мавроди по выборам в Госдуму в подмосковных Луховицах. Осенью 1994-го в зале Политехнического музея в качестве зрителей сидели две сотни московских студентов из профсоюза «Студенческая защита». А со сцены «радикальные» художники Александр Бренер, Олег Кулик, Анатолий Осмоловский, Ефим Островский, Владимир Сальников представляли свои «партии». Олег Кулик - «Партию Животных», Ефим Островский - «Партию ровных дорог», Осмоловский - партию «Паника», а Бренер - «Партию неуправляемых торпед». Причем последняя «партия» была самой радикальной. Бренер вышел на трибуну с целлофановым пакетом в руках, быстро вытащил оттуда десяток куриных яиц и закидал ими зал. Собравшимся был роздан буклет с программными заявлениями «партий», на обложке его вверху были изображены силуэты танцующих пар, а снизу - темный силуэт мужчины без лица, который говорил: «Они уже купили партию. Они могут танцевать!» Через несколько лет эта художественная находка преобразилась в политическую реальность. Ефим Островский стал советником лидера Правых сил. После того, как Сергей Кириенко победил на выборах и возглавил думскую фракцию, Ефим Островский при финансовой поддержке депутата от фракции СПС из Тольятти Николая Брусникина организовал «партию под ключ» - «Движение нового поколения». По словам одного из помощников Ефима Островского, данная партия - это «своеобразный инструмент». «Инструмент» этот в действии впервые решили показать в Ярославле. За неделю до выборов президента РФ партия Брусникина - Островского- Кириенко устроила там так называемые «праймериз», предварительные выборы президента России. Предварительную победу Владимира Путина отметили очень пышно: после объявления итогов «предвыборов» в ярославском Кремле пару минут звонили колокола, а банкет «Движения нового поколения» продолжался два дня. Теперь партию «праймериз» возят по разным городам России, в которых проходят выборы. Чтобы использовать ее как «инструмент» для поддержки выгодного для СПС кандидата. Марат Гельман тоже создал свою «партию под ключ» - «Движение первое свободное поколение». Наиболее активно оно проявило себя месяц назад на митинге на Пушкинской площади с требованием восстановить упраздненное президентом Министерство лесного хозяйства. По инициативе этой «молодежной» организации проходила подготовка референдума по данному вопросу. А общественный комитет деятелей культуры, который также рассылал во властные структуры и газеты призывы о восстановлении Министерства лесного хозяйства, патронировал драматург Александр Гельман.

Властелин столиц

В мае следующего года благодарный Сергей Кириенко, назначенный к тому времени полпредом президента в Приволжском федеральном округе, пригласил Марата Гельмана для проведения кампании по выборам губернатора Нижегородской области. Гельман возглавил предвыборный штаб действующего губернатора Ивана Склярова, и бороться ему нужно было против коммуниста Геннадия Ходырева, бывшего приятеля Кириенко и бывшего председателя правления компании «Транснефть» Дмитрия Савельева и бывшего приятеля Бориса Немцова, предпринимателя с двумя «ходками» в тюрьму Андрея Климентьева. Предвыборная кампания началась со скандала. Бывшая жена Климентьева вдруг исчезла, затем стала требовать вернуть сына и в конце концов сама решила принять участие в губернаторских выборах. Про Дмитрия Савельева стали распространяться слухи, что он владеет каким-то частным кладбищем в Нижнем Новгороде, и город запестрел зловещими лозунгами «Смерть за Савельева». Все происходило так, что за несколько дней до голосования сам Кириенко заявил: «В этой кампании действительно много грязи, и по-человечески мне отвратительно и противно». Как известно, во второй тур вышли Геннадий Ходырев и Иван Скляров. И тогда случился самый серьезный скандал. Через московские информационные агентства и телевидение была запущена информация со ссылкой на неназванный источник в Кремле, что в случае победы коммуниста Геннадия Ходырева столица Приволжского федерального округа может быть перенесена из Нижнего Новгорода в Самару или в Саратов. С вытекающими отсюда финансовыми последствиями. В Нижнем это было воспринято как шантаж, авторство которого местные журналисты справедливо приписывали Гельману. Клиент его, Иван Скляров, проиграл в итоге выборы, и отношения Гельмана с Кириенко и его советниками подпортились.

Григорий Нехорошев (Компромат.Ru) http://religioved.narod.ru/metodol/010.htm
partizan25 16503 17/02/2014 1579 Россия, Севастополь, Лётчики, 5 этаж, море видно 30/04/2015 в 09:41
я так понимаю, что теперь этот гражданин приятной наружности у нас тут в городе окопался?
Гравицапа 9743 02/07/2007 2616 Радуха 30/04/2015 в 14:58
partizan25
я так понимаю, что теперь этот гражданин приятной наружности у нас тут в городе окопался?

Да. И не один, а с группой бандеровцев.
В свите свитероносца и его магистра Градировского замечен лучший друг и сподвижник всем известных Белоцерковца, Неганова и Зеленчука. И, кстати, эта личность продолжает плотные контакты с вышеназванными бандеровцами. Более того, эта личность получила должность в аппарате Заксобра и опекает тело Чалого и его адептов типа караваева, который всегда предлагал дружить с хохламе. А теперь дружит еще сильней с всякими тварями и жидаме, даже не дружит, а я бы сказала - служит.
Снежная Королева 3458 26/12/2006 373 Лапландия 30/04/2015 в 16:07


Градировский занят. "трет" то, что было выложено в ютуб))))
Эх, напрасно. "Майдан, как мерцающий город"- давно уже скачен и растиражирован))))

partizan25 16503 17/02/2014 1579 Россия, Севастополь, Лётчики, 5 этаж, море видно 30/04/2015 в 20:06
Снежная Королева


Градировский занят. "трет" то, что было выложено в ютуб))))
Эх, напрасно. "Майдан, как мерцающий город"- давно уже скачен и растиражирован))))


хватило послушать 8 минут... и понять, что чувак и на мудане то не был... ну по крайней мере, не знает расположение, что да как... видать где то прочитал,да и перед этим, его- христианский казантип :shock: :shock: :shock: ... ага... рок- против наркотиков, пчёлы против мёда, я против водки... и этот мудак вЗакСе - руководитель аппарата Сергей Градировский. ??? стесняюсь спросить, а к Кадомцеву наши руководители ЗакСа не хотят обратиться? он теперь на пенсии- времени много, думаю, для руководителей города сможет уделить с полчаса и поставить диагноз... мой диагноз таков- они мозгами ип....ись, но ладно, блин уродивых на РУси как бы принято жалеть и кормить, но когды эти уродивые ещё и таких "специалистов" ставят\привозят руководить городом, тогда понимаешь, что ЧАМ был прав, 5-я колонна есть в городе, вернее её нет, бо 5-я колонна эта такая фигня, которая что-то бы делала в интересах пускай другого, но государства, а это не 5-я колонна, это хуже, это сознательное (или несознательное) ВРЕДИТЕЛЬСТВО, ну и т.к. ЧАМ вроде как изобретатель, меценат, профессор и прочая прочая, то вот интересно, а откуда он это гамно выкопал? ладно Калигула там коня в сенат своего назначил, от коня таки не было большого вреда... а это же какой-то сюрреализм, человек 27 февраля печётся о мудане, когды наш народ, как один делал в городе= всё для выборов, всё для победы, а теперь оно получает наши бабки... это как бы Сталин Геринга назначил министром ВВС СССР, дык и то там понятнее было бы, бо Геринг ас авиации и создал Люфваффе..., т.е. специалист в своей области знаний, а этот что знает? что Казантип сделали христиане??? и какую=то в начале методологию впаривал, которой "его учили" (прямая речь, есть на видео)... парадокс, а потом я вот сегодня ехал и охуе...л от состояния дорог, вроде как и заплатку сделали, но так сделали, что....."куча матерных выражений, в область руководство города и СКР, которые только 5дел по дорогам завели, а не 205 и то, завели сугубо против субсубсубподрядчиков субподрядчиков... " нужен ЧАМу специалист, что будет канцелярией заниматься и аппаратом руководить? я ему дам блин наводку,... пусть в любое районное казначейство идёт- и берёт там секретаря на эту должность... работать аппарат будет как часы... в общем... как говорил профессор в Собачъем сердце- пропал дом.... очень жаль, что в этом доме не живёт только ЧАМ и его команда, и вообще, если Градировский такой супер-пупер кадр- пусть его забирает на работу в Тавриду... "- нам такой футбол- не нужен"...
Снежная Королева 3458 26/12/2006 373 Лапландия 30/04/2015 в 20:09
То ли еще будет !
Еще не вечер! Самое интересное, конечно, впереди!
partizan25 16503 17/02/2014 1579 Россия, Севастополь, Лётчики, 5 этаж, море видно 30/04/2015 в 20:17
Снежная Королева
То ли еще будет !
Еще не вечер! Самое интересное, конечно, впереди!

извините, но не шли бы они нах... с самым интересным, или ЧАМ не вкурсе, что у нас народ на БП стоял с тем, что "само прискакало".... я понимаю, герой русской весны, икона стиля, тут я не умаляю его заслуг, но, если не хочет политикой заниматься, то блин, пусть город выдаст ему именные 20 га. (только ему одному), и пускай он на них выращивает виноград, делает элитное вино, да хоть бордель откроет, пофиг... заслужил... имхо...а политикой пусть занимаются те, кто хочет ею заниматься, Ермакова, Боря, Басов, Пархом, Белик, Римма, да блин дофига народу... не сказать, что со всеми ими согласен, да тот же Ваня пусть занимается политикой, бо ему нравится процесс, где он только не был, в какой только партии не состоял... ёпт... вот Колесниченко к политике подпускать низзя, бо он сугубо- кассир партии, сейчас правда этот- "политический эксперт"- "политолог", кто-то так его обозвал)))
ларсана 9058 17/10/2011 592 Севастополь 30/04/2015 в 20:39
Снежная Королева
То ли еще будет !
Еще не вечер! Самое интересное, конечно, впереди!
Куда страшнее-то :shock:
не пойму, что преследует правительство РФ, держа в городе кубло. Чтобы народ снёс Закс, тем самым дискредитировав "нашу весну" и партию ЕР за одно, или готовят либерало-контрпереворот в час Ч, или прихлопнут всех разом, так могут опоздать.
Снежная Королева 3458 26/12/2006 373 Лапландия 30/04/2015 в 20:47
ларсана
или прихлопнут всех разом, так могут опоздать.

Судя по тому, что мне удалось узнать - не опоздают)))) :D
partizan25 16503 17/02/2014 1579 Россия, Севастополь, Лётчики, 5 этаж, море видно 30/04/2015 в 21:00
Снежная Королева
ларсана
или прихлопнут всех разом, так могут опоздать.

Судя по тому, что мне удалось узнать - не опоздают)))) :D

а я давно говорл, что доиграются обе стороны, и будет, как при Иване Грозном... народ боярами недоволен, Иван Василич- посылает всех нах....й и уходит в монастырь (на полгодика), народ понимает, что наступила боярская жопа... идёт и срывает постриг царя в монахи... результат-опричина- допа боярам,... причём жопа боярская находила своё место на коле... ну и потом.. как бы несовершенство медицины, лечение ртутью, царь умирает, жопа экономике, приходят Романовы, и побежали в эвропу... никак остановится не можем...
Гравицапа 9743 02/07/2007 2616 Радуха 04/05/2015 в 03:53
Отзыв кандидата исторических наук, доктора философских наук, профессора А.Буровского по деятельности методологов

В конце восьмидесятых назрел кризис системы образования в СССР. Все чаще конфликтовали “отцы и дети”. Число подростков с “отклоняющимся” поведением росло стремительно, и что с этим делать, никто толком не знал. Ведь в СССР “не было” ни наркомании, ни проституции. К тому же размывалось представление, кого учить и для чего? Жизнь менялась стремительно, и образование не успевало готовить людей с адекватными знаниями. В воздухе реяли неопределенные, но увлекательные идеи “опережающего” образования: как бы учить тому, чего не знаешь сам, но что будет нужно завтра...

Общество, учителя и чиновники от образования смотрели на кризис по-разному.

Родителям хотелось чего-то посовременнее и в то же время “понадежнее” в плане поступления в вузы. В замшелости системы образования они обвиняли тех, кто поближе; - учителей.

Учителя, в свою очередь, знали, что выкладываются на износ при зарплате всегда ниже средней.

Но кризис образования и перспектива реформ совсем иначе виделись из кабинетов тех, кто принимал решения.

“Снизу” давила общественность, “сверху” требовали “перестраиваться”. Надо было или освобождать свои кабинеты, или “что-то делать”.

Искать философию образования чиновники считали кощунством, ибо “марксистско-ленинская философия” уже ответила на все вопросы. А изменять содержание образования им не приходило в голову.

Оставалось или искать новые идеологические заклинания, или сводить реформирование к изменению чего-то необязательного и вторичного.

ПОИСКИ ЧУДА

Разумеется, чудесные способы реформировать образование находились без труда. Одним из них был коллективный способ обучения (КСО), который сначала внедрял в университете бывший ректор В. Соколов. Предполагалось, что чудо-способ раз и навсегда повысит успеваемость, поможет выпустить полчища чудо-специалистов - и не за счет повышения качества работы, не за счет отбора студентов, а ... за счет технологических манипуляций.

Чуда в отдельно взятом университете не получилось.

Вообще, тема чуда всегда жила в советской цивилизации. Таким же “научно обоснованным” достижением был и “квадратно-гнездовой” метод в сельском хозяйстве, теория “малой кровью на чужой территории” в военном деле и изыски Лысенко в биологии.

МЕТОДОЛОГИ

Другим “чудом” стала методология. В Москве, примерно в пятидесятых годах, начали появляться группы методологов, которые претендовали на знание таких средств анализа действительности, которые позволяют сразу и навсегда определить, что в этом мире “правильно”, а что “неправильно”. В кружках Э. Неизвестного, М. Паламарчук или А. Зиновьева искали (и, что характерно, легко находили) истину.

Методологи всерьез заявляли, что именно им дано овладеть истиной, скрытой от общества, и показать всем, “как надо”. Их продукт “коллективной мыследеятельности” - целая система понятий, взглядов и терминов. Желающих тратить время и здоровье на эту чепуху отсылаю к официально издающимся журналам “Кентавр” и “Вопросы методологии”, а также к сочинениям главного шамана методологии, некоего Г. Щедровицкого. Творения эти среди серьезных ученых мало кому известны, потому что никому не нужны.

Но в конце семидесятых тот же Г. Щедровицкий “достиг и перестиг” коллег. Он создал особый инструмент “изменения сознания” людей. Называется “чудо” - организационно-деятельностные игры (ОДИ). Проведение такой игры - дело дорогое и долгое Заказчик ставит перед методологами задачу, платит деньги, арендует базу отдыха, пионерлагерь или иное место, где будет проводиться действо.

Сначала обучаемым внушают, что их будущее и будущее человечества зависит от того, как сейчас, сию минуту они решат поставленную проблему. Иногда она вообще надумана. Это называется: “проблематизация”.

Но даже если людям и есть, что сказать, методологи им этого не дадут. Их задача в том, чтобы доказать всем неспособность решить задачу без “учителей”. Одновременно участникам навязывают “перевод” проблемы на язык методологов. Ведь “методология” - это “структура понимания всего”. И о чем бы ни шла речь, ситуация описывается на рыбьем языке, придуманном Г. Щедровицким, со всеми “мыследеятелыностями”, или теми же “осредствлениями”. Разумеется, методологи знают свой жаргон лучше всех, даже очень умных, опытных и умелых.

Когда люди окончательно поймут, что мышления у них до сей поры не было, что спасение - только в руках методологов, они должны “самоопределиться”. Нет, не разъехаться с ОДИ. А разбиться на группы, каждая из которых разрабатывает определенную позицию по отношению к “проблеме”. В каждой группе “шаманствует” свой игротехник. В итоге группа должна представить на общее собрание коллективно созданный доклад.

Задача игротехника - подбрасывать участникам “средства”, с помощью которых можно решить задачу: разного рода схемы, построенные на “редукции проблемы к одному из ее параметров”. Ну и, конечно же, непременно использовать соответствующие понятия и термины. Это называется - “осредствление”.

К концу ОДИ участники должны растоптать свой профессиональный и жизненный опыт. признать интеллектуальное превосходство методологов и говорить исключительно на их языке.

В таком виде методология уже годится для практического использования - для того, чтобы “изменять сознание” и “формировать мышление” народных масс.

В Красноярске методологов взяли под крыло в университете в 1985 году. “Открыли” их те самые люди, которые только что носились с другим “чудом” - с КСО. Виктор Болотов, Исак Фрумин, Борис Хасан - вот имена людей, которым мы с вами стольким обязаны!

“Оргдеятельностные игры” стали применяться для проектирования всего красноярского образования. Уже в августе 1986 г. Г. Щедровицкий “проблематизировал” и “осредствил” невероятное количество педагогов на первой ОДИ на базе университета.

Ведущую роль в этом играла структура ОДИ “Эврика” которая очень быстро переросла в свободный Университет “Эврика”. Создал эту систему некий Александр Адамский. До 1985 года он трудился в “Учительской газете” и занимал весьма скромную должность заведующего отделом писем.

В конце восьмидесятых годов спрос на новации был велик. Страна возжаждала духовного окормления с Запада, и А. Адамский взял на себя ту миссию. Скажем, пакет документов о школе М. Монтессори, о Роджерс-психологии или Вальфдорской школе стоил “всего-на-всего” 60 тысяч рублей. Тогда на эти деньги можно было купить 4-5 хороших кооперативных квартир.

Не могу назвать общее число семинаров “Эврики”, проведенных А. Адамским и его красноярскими представителями Б. Хасаном и И. Фруминым. Но, во всяком случае, все очередные “программы “развития до... года” для ГорОНО и ГУНО создавались не без их участия. Цифры гонораров называют разные, но очень неслабые...

РЕЗУЛЬТАТЫ

Стоит ли говорить, что ни одна из “Программ развития” никогда не была реализована. Они не для этого предназначались. И семинары, и программы - типичный фиктивно-демонстрационный продукт, который можно только демонстрировать и говорить, что у тебя “это” есть. А использовать нельзя.

Были у нас и удачные инновации. Например, в крае “пошел” проект профессора Тарасова “Экология и диалектика”. Но ни одна из них никоим образом с ОДИ и с “Эврикой” не связаны. Значительная же часть инициатив просто не была поддержана и сегодня существует только на энтузиазме, если вообще существует. “Нет-денег!” - разводят руками чиновники.

Когда невыплата зарплаты стала почти нормой, а голодные обмороки учителей - чем-то привычным, поверить в эти аргументы легко.

Но ведь именно в эти годы традицией стало проводить семинары методологов на теплоходах. ГУНО чуть ли не в полном составе, толпа “приглашенных” плывет до Игарки, лакомится осетринкой, любуется Енисеем... Чиновник “оттягивается” на теплоходе, учитель падает в голодный обморок...

Семинар А. Адамского, состоявшийся в ноябре 1998 года, обошелся городу в десятки тысяч рублей Считайте, сколько учителей не получили денег, чтобы “оплатить “труды” Александра Изотовича. Точные цифры охраняются яростнее, чем драконы охраняли груды золота

Методологи очень помогли чиновникам от образования в решении их, чиновников, проблем. Методологи помогли чиновникам сохранить кресла во всей политической круговерти, помогли и помогают аккуратнейшим образом выдавать фиктивно-демонстрационный продукт. А также распределять бюджетные средства не без выгоды для себя. В любую секунду можно гордо сказать что-то в духе:

“Позвольте! Мы руководствовались только советами видных ученых, знаменитых методологов таких-то и таких-то! Польза этого проекта несомненна. Он прошел апробацию в школе № 106!”.

Хорошо бы еще добавить, что на эту школу обычно уходит в 8-10 раз больше средств, чем на другие. Так пусть голодают педагоги! Методологам деньги куда как нужнее...

Кандидат исторических наук, доктор философских наук, профессор Андрей Буровский

http://stolica.narod.ru/obraz/n048.htm
Старушка ЦАПА 322 21/05/2011 74 04/05/2015 в 04:15
Песнь о Юре Берёзкине, методологически достигшем многого и постигшем сокровенное.

Jan. 8th, 2013 at 10:26 PM
Из лекции д.э.н. Березкина Ю. М., участвующего в методологическом движении с 1988 года, (профессора, зав. кафедрой финансов Байкальского государственного университета экономики и права, действительного члена РАЕН) поводу того, что собой представляет деятельностная методология, которая была порождена в Московском методологическом кружке.

"...Между прочим, все то, что дается в школах и в вузах, на самом деле людям не нужно, вообще, не нужно для жизни. Просто не нужно! А то, что нужно, ничего не дается, просто, в принципе не дается. И так во всех областях.

Я, теперь уже не сегодня, наверное, а в следующий четверг, буду говорить о принципиальных отличиях этого методологического подхода от других интеллектуальных течений. И вы увидите, во всяком случае, я постараюсь показать, что мы на самом деле живем в мире, который мы не видим. В нас вдолбили такую чушь!

Из зала – А мы уже – третье поколение, которое даже основателей в глаза не видели…

ЮБ – Вот это вот и есть проблема, это подлинная проблема. Как сделать так, чтобы этот инструментарий, эти наработки культивировались? У Петра (Щедровицкого) один заход, такой цивилизованный заход, так же, как наука перекладывается на культурные носители, и дальше просто через программы обучения подобных начинают строгать научных ученых.

Как сделать то же самое с методологической оспособленностью, когда нужно передавать инструменты? Не знания, а именно инструменты и способы работы с этими инструментами. Причем самыми разными – финансовыми инструментами, технологическими инструментами, управленческими инструментами, инструментами организационными, всякими разными другими.

Нынешняя школа, я про это в прошлый раз говорил, просто в принципе не готова и не способна на это, даже чисто организационно. Вот эта классно-урочно-предметная система, она просто на корню это либо губит, либо вообще не пускает сюда. Нужно что-то другое.

Разные люди по-разному это пытаются сделать. Я по-своему, насколько могу, Зинченко по-своему. Тот же самый Петр, проводя эти свои «Семейные игры» и сюда приглашая людей, по-своему. Попов, например, считает, что нужно вырабатывать систему тренингов, и он пропускает определенный народ через это. В общем, на самом деле достаточно много людей к этому прикоснулось. Были такие оценки, что не менее 100-150 тысяч. То есть каждый тысячный в стране, так или иначе, к этому прикоснулся. Понятно, что этого недостаточно, но эта проблема на самом деле нерешенная еще.

Я думаю, что если дальше Фурсенко будет министром образования, я думаю, что он прихлопнет эту систему с ее классно-урочно-предметной формой обучения, которая себя полностью изжила. Она совсем для другого в XV веке вырабатывалась. Она сейчас совершенно непригодна. То, что мы читаем на лекциях, даже если сильно умно и красиво читаем, это просто совершенно бессмысленно, просто абсолютно бессмысленно, поскольку всегда можно тексты прочитать самому. А то, что нужно, обучение, например, как организовать свой бизнес, как сделать его конкурентоспособным, как подобные вещи делать – это просто вообще ни в какие ворота не лезет, вот сюда точно не лезет. И эту систему обучения точно прихлопнут...."

Ну и т.д. и т.п.
Вперёд! От университетов к бизнес-ПТУ (МВА). Причём, совершенно безальтернативно.
Да-да! Не так, чтобы кому нужно сформировать глубокую систему знаний - в университет, кому не надо - в ПТУ (хоть бизнес, хоть методологическое),
а чтобы всех с измальства насильственно кормили этими чудо-знаниями, которые за тысячелетия истории так и не привились человечеству (а сформировалась и ненавистная методологам урочно-предметная образовательная система, и набор научных дисциплин). Тоталитарно всех туда макать.
А знаете почему так считает Берёзкин?
Он хочет, чтобы все были счастливы (как он) и все познали эту благодать.

Эта лекция - эпизод печальной и поучительной истории про когда-то полноценного и адекватного члена общества (причём диагноз неадекватности выставляла его, тогда ещё, супруга - они развелись).

С началом же трагедии можно ознакомиться, к примеру, тут (и оценить накал страстей Иркутска той поры).
Игротехника от Щедровицкого до Ходорковского. Валерий Лебедев, который повествует вот о чём:

"...Я участвовал в этой игре в Иркутске в феврале 1989 года. И вывод о “будущей истории советов — вплоть до их насильственной отмены” и даже вплоть до отмены самого СССР как раз прозвучал в моей большой трехчасовой обзорно-установочной лекции на той самой игре, в которой принимало участие также и руководство Иркутской области (в том числе — партийное). Хотя я этот вывод делать не планировал. И грядущего такого не хотел. Само получилось. Это ж была игра. Нечто не всегда предсказуемое.

Да, была зима начала 1989 года. Иркутск. Мороз 30 градусов, Ангара дымится белым паром. До водораздельного августа того же года, когда в “Новом мире” были напечатаны избранные главы “Архипелага ГУЛАГ” еще 7 месяцев. Никто еще не отменял (и даже не помышлял об этом) 6-ю главу “брежневской Конституции” от 1977, повествующей о направляющей и руководящей роли КПСС в советском обществе.
В центре Иркутска в большом дореволюционном здании Городской Думы идет организационно-деятельностная игра с депутатами и кандидатами в Областной совет. Само собой, присутствует и участвует областное советское и партийное начальство. Игра с самого начала снимает идеологические и политические опасения. И ограничения.
Когда подошел к революции, зал, что называется, затих. А до того он периодически взрывался смехом. Наблюдалось также неоднократное “оживление в зале”. Я вкраплял в говорение эпизоды из Всемирной истории в издании Сатирикона, анекдоты и всякие шутки.....

Закончил я тем, что в истории России каждая эпоха отрицает предыдущую и начинает историю с себя. Россия чем-то напоминает рака. Напрягается внутри, набычивается (рак — набычивается?), трах — панцирь лопается, пока новый покров затвердеет, рак немного подрастет. До следующей хитиновой революции.
Увы, сказал я, сброс нынешнего хитина, даже столь любимых нами Советов депутатов трудящихся, куда ныне стремятся присутствующие здесь кандидаты в депутаты, неизбежен. Более того, столь же неизбежен распад и всего Союза Советов.
Слишком много накопилось напряжений, для снятия которых в истории России не наработано иного механизма, кроме сбрасывания всей оболочки.

Вот тут-то и настала мертвая тишина. Если бы летела муха, то было бы слышно. Но откуда зимой в Иркутске мухи? Посему тишина была полной.
Через минуту встала решительная дама, по виду партийная функционерка, но из продвинутых.
Она сказала так:
“Мы думали, что Лебедев — достойный человек, он тут раньше делал дельные или смешные добавления. Но после этого доклада, после того, что мы сейчас услышали, мы видим, кто он на самом деле. Только огромное терпение и дружелюбие иркутян позволят ему выйти живым из зала”
(это — цитата, ибо весь ход игры всегда записывался устроителями на магнитофон для целей отчета).

Встал довольно бледный Попов и стал ее урезонивать, сказав, что ныне перестройка и гласность, и что вообще речь шла об истории и методологии, а не о программе политической и революционной борьбы, и вообще все говорится только в рамках игры, а не реальности. В процессе игры вы еще и не такие фантазии услышите, — как бы успокоил он зал. В общем, обошлось. Все-таки это было хоть и начало, но 1989 года, а не конец 1952-го.

Та лекция, пожалуй, была лучшая за всю мою жизнь. По накалу, по чрезвычайно острой экзистенциальности переживания исторического времени..."

Что Лебедеву-лектору тогда? Покрасоваться перед аудиторией... рассказать (89-й год!) о том, что распад СССР неизбежен (как тут не вспомнить методолога Левинтова, вернувшегося после продолжительного турне по США и ныне натаскивающего молодых управленцев в РАНХиГС, с его сакраментальным: "...Считаю, что конец Советского Союза – заслуга в большей степени ММК и ГП с учениками, чем ЦК и Горбачева....").

А та игра не прошла даром для неустойчивой психики некоторых иркутян...
Рассказывает уже Берёзкин Юрий Михайлович. Сам, о себе, о методологии в его жизни:

"...Шла весна 1988 года. На улице ярко светило солнце. Звенела капель. Мне только что исполнилось 40 лет. За спиной был престижный Новосибирский университет, который я окончил в 71-м по модной тогда специальности «экономическая кибернетика». Была уже давно защищена кандидатская диссертация. Меня приняли в партию и назначили завлабом. Причем, лабораторию разрешили создать из друзей, как и я – фанатиков от науки. В стране во всю бушевал «ветер перемен». Жизнь казалась полностью состоявшейся, и ничто не предвещало того, что со мной стряслось буквально через месяц.

Я сидел в своем кабинете и «вымучивал» текст «Концепции развития города Иркутска на период до 2000 г.». Это был важный заказ горисполкома.
Вдруг в дверь моего кабинета постучались. Вошел молодой человек. Представился: Марк Меерович, иркутский архитектор. Сказал, что слышал о работе над Концепцией и хотел бы помочь в ее создании.
Я спросил: «Чем?»
Ответ был совершенно неожиданным: съездить на оргдеятельностную игру в Набережные Челны, которая должна состояться через неделю как раз по интересующей меня тематике. И сказал, что проводить мероприятие будет сам Г.П. Щедровицкий...

Помню в деталях свою встречу (точнее, стычку) с Георгием Петровичем в первый же день игры. Он делал установочный доклад...
Я сидел в середине зала, где было еще примерно 150 человек, и медленно «закипал». Наконец, не выдержал и крикнул докладчику, что с его тезисами не согласен.
До сих пор помню, как ГП «выстрелил» в меня своим пронзительным взглядом, от которого побежали мурашки.
Он повернулся в мою сторону и неожиданно мягко спросил, в чем и почему я не согласен?
На мои уверенные слова, что «вот придет рынок и все будет, как в любой цивилизованной стране», он не стал возражать, а сказал, что всё это мы подробно обсудим во время игры, и пожелал мне активно отстаивать свою позицию.
Я был окрылен и с головой погрузился в игру...
И когда я ехал домой, был уже твердо убежден, что мне посчастливилось познакомиться с величайшим (из всех, кого я знал) ученым современности.

В Иркутске я собрал сотрудников лаборатории и торжественно объявил, что отныне работать будем по-другому и над другими проблемами. Встретив недоуменные взгляды друзей-коллег, стал восторженно рассказывать об игре.

Однако чем дольше и обстоятельней говорил, тем прочнее вставала стена непонимания между мной и моими подчиненными. Еще несколько попыток проведения «методологического ликбеза» в лаборатории кончились тем,
что все до одного сотрудника написали заявления о выходе из лаборатории. Я оказался «ротным без роты».

Мои друзья от меня отвернулись и перестали даже здороваться, когда окончательно убедились, что я «для науки пропал».

Но даже это меня не «образумило». Я стал посещать иркутский методологический семинар, которым руководил Марк Меерович. Стал запоем читать методологические тексты, отпечатанные на машинке, которые мне давал Марк. Был на вершине счастья, когда узнал, что в Иркутске намечается уже в ближайшее время Байкальская экологическая экспертиза в форме ОДИ, которую должны были проводить ученики ГП – С.В. Попов и П.Г. Щедровицкий.

Все, что меня раньше интересовало, перестало занимать. Я просиживал за методологическими и философскими текстами, магнитофонными записями с разных игр чуть ли ни сутками.

Всё это, разумеется, не оставалось незамеченным, прежде всего, со стороны парторганизации. И хотя мой непосредственный начальник Г.И. Фильшин старался не форсировать события и даже разрешал ездить на очередные игры (за что я ему благодарен), тучи над моей головой постепенно сгущались.

Когда же по нашей с Марком инициативе горисполком согласился обсудить Концепцию города Иркутска на оргдеятельностной игре (её провел в феврале 89 г. С.В. Попов - об этой игре и рассказывал Лебедев),
а она кончилась полным разгромом концепции, назревавший почти год конфликт с начальниками всех уровней стал неизбежным.

В конце концов, на очередном партсобрании, где меня собирались в очередной раз «прорабатывать», я бросил на стол партбилет и ушел.


Затем уволился из Отдела региональной экономики и, вообще, ушел (как я думал, навсегда) из науки.

Даже с женой развелся, поскольку она тоже стала считать меня сумасшедшим.

Но продолжал ездить на игры ГП (игротехником) и Попова («методологизированным экспертом»).

Продолжал мучительно (и далеко не всегда успешно) осваивать методологические способы работы. Активно участвовал в местном методологическом семинаре, а также в подготовке целой серии игр, которую Сергей Валентинович провел в 1989–90 гг. в Иркутске и его окрестностях. Даже набрался наглости и провел сам (вместе Марком Мееровичем, Иваном Лисовым, Алексеем Ганом и другими иркутскими учениками ГП) игру по проблемам ЖКХ Иркутской области. Опыт оказался неудачным и больше я таких попыток не делал.

Теперь, оглядываясь на то «героическое время», я отчетливо осознаю, что не будь встречи с ГП в 1988 г., жизнь моя сложилась бы совершенно иначе....."

Ну что ж.... полагаю, что он (Берёзкин) нынче по-своему счастлив....
Был человек-человеком, а теперь - методологический продукт серии "овощ". Человек с частичной деструкцией сознания.
Не критично относящийся, не контролирующий одну из зон (методология), в отношение которой внедрена эмоциональная компонента слепого обожания всего, что с этим связано.
Обожания вне зависимости от позитивного результата в реальной жизни, которого нет. А есть лишь одна деструкция - разрушение всего ранее созданного.
Такая операция на сознании не только в "методологии секты Щедровицкого" производится, но и в НЛП, ряде других психопрактик, да и во всех тоталитарных сектах. Или в некоторых западных университетах...

http://eugen1962.livejournal.com/132098.html
Гравицапа 9743 02/07/2007 2616 Радуха 04/05/2015 в 04:42
Игротехника от Щедровицкого до Ходорковского. Ч.1.

Валерий Лебедев
Дата опубликования: 12.04.2008

В свое время я много участвовал в организационно-деятельностных играх (ОДИ), придуманных и основанных Георгием Петровичем Щедровицким в 1979 году, которого я хорошо знал на протяжении лет двадцати. Участвовал в играх и с самим Георгием Петровичем, и с его сыном Петром, и с Сергеем Поповым, и с Борисом Островским, и с Александром Левинтовым.

Немного скажу об организационно-деятельностных играх (ОДИ). Это важно для того, чтобы стало ясной суть нынешних игр и школ, которые раскинул ЮКОС по всей России.

Суть игр, придуманных Щедровицким в 1979 году, была в том, что собирается группа участников (это могли быть специалисты уровня от инженеров до министров, от секретарей обкомов до работников республиканской прокуратуры), в каждой группе есть свой “направляющий” — игротехник. Возглавляется игра руководителем. В групповой работе начинаются как бы стандартные процедуры: самоопределение, проблематизация, схематизация и пр., затем всякого уровня рефлексии (это больше на пленарных заседаниях). Нет, не стоит описывать технологию. Все равно не передать того, что есть игра. Игра могла продолжаться неделю, каждый день с раннего утра до поздней ночи. Даже ночные танцы входили в игру. И никто не хотел спать (и не нуждался!) более 5 часов. Чем дальше, тем больше участники входили во вкус. Они не хотели уезжать. Не хотели возвращаться в понурую действительность. Они начинали летать на тех самых крыльях мышления, которые у них отрастали и крепли изо дня в день. Как в сауне только минут через пять сидения тело начинает выделять пот, так в игре мозг начинал через какое-то время сочиться идеями. И заменить участие в игре нельзя ничем, точно так же, как нельзя пересказом о сауне вызвать то самое “банное состояние”.

После игры участники говорили, что они испытали настоящее счастье от самого процесса мышления. Такое сильное, какого они не испытывали даже от любви, не говоря уж о водке.

Некоторые приходили в себя по несколько недель, и все мечтали снова попасть на игру. А уж совсем некоторые становились маньяками игры, игроманами. Они ездили на любую игру за свой счет, даже платили за участие в ней. Для руководителей игры это было целой проблемой.

Приведу несколько высказываний об игре и их основателе Георгии Петровиче Щедровицком его известных последователей.

Начну с Сергея Попова, которого сам Георгий Петрович называл своим лучшим учеником. Мне это сделать тем более приятно, что Попов был сначала и моим студентом, а потом аспирантом (в Московском физико-техническом институте, или “физтехе”, как его кратко называют).

Вот место из его интервью:

"Интересно, что на физтехе, как я потом понял, была в то время неплохая кафедра философии. На ней работал И.С.Алексеев, позже читавший нам прекрасные лекции, В.Лебедев, читавший остроумные лекции по истории Китая, в которых неприкрыто фигурировала критика социализма. Позже, постепенно включаясь в круг философских и общекультурных интересов, я слушал лекции М.Мамардашвили о Декарте и Канте, видел, слушал и читал многих приличных философов.

Но Георгий Петрович очень сильно отличался от них всех. Он не был "одним из..".. Он был "сам". Он шел своей дорогой.

Что же заставило холодный чистый разум Методологии, бесстрастно проникающий в суть вещей, оперирующий тончайшими категориальными и понятийными различениями, ринуться в грубый, страстный и личностно окрашенный мир Игры? Согласитесь, есть в этом что-то мистическое, что-то от ухода из Касталии Кнехта, героя "Игры в бисер" Г.Гессе.

Что же делали мы, проводя ОДИ? Мы, несомненно, игры творили - каждый раз создавая новую игру, с новыми игроками, на новом плацдарме и новом материале. Каждая игра создавалась как самостоятельное произведение и разыгрывалась по-новому.

Наша выдумка состоит в том, что люди смогут стать на порядок сильнее через организационное освоение мира, его переорганизацию. Не через его исследование, а через переорганизацию под себя, под свои сформулированные задачи.

Я считаю, что нам страшно повезло, что мы участвовали в этом грандиозном процессе, вызванным к жизни Г.П.Щедровицким. Тем более что кульминационный момент развития ОДИ совпал с разрушением целой цивилизации (а СССР - это была новая цивилизация, может быть еще и не рухнувшая).

Общественная сессия в Иркутске - это было мероприятие удивительное: в заснеженном Иркутске в 30-градусный мороз, в старом дореволюционном здании Городской Думы посреди города, в котором размещался Театр музыкальной комедии, все кандидаты в депутаты разыгрывали свою будущую жизнь и политическую жизнь страны. Полутемный зал театра, галерка, на которую допускались любые жители города (там постоянно торчали анархисты, монархисты, экологи и еще кто-то, плакатами и криками участвуя в игре), ярко освещенная сцена, на которой будущие депутаты делили полномочия - все это достойно более искусного пера, чем мое. И результат был потрясающим: вся будущая история советов - вплоть до их насильственной отмены - прошла на сцене. Я эти материалы потом относил в ВС России. Не поверили. Я не знаю, где было бы такое возможно, кроме России, на этом грандиозном переломе".

Я участвовал в этой игре в Иркутске в феврале 1989 года. И вывод о “будущей истории советов — вплоть до их насильственной отмены” и даже вплоть до отмены самого СССР как раз прозвучал в моей большой трехчасовой обзорно-установочной лекции на той самой игре, в которой принимало участие также и руководство Иркутской области (в том числе — партийное). Хотя я этот вывод делать не планировал. И грядущего такого не хотел. Само получилось. Это ж была игра. Нечто не всегда предсказуемое.

Да, была зима начала 1989 года. Иркутск. Мороз 30 градусов, Ангара дымится белым паром. До водораздельного августа того же года, когда в “Новом мире” были напечатаны избранные главы “Архипелага ГУЛАГ” еще 7 месяцев. Никто еще не отменял (и даже не помышлял об этом) 6-ю главу “брежневской Конституции” от 1977, повествующей о направляющей и руководящей роли КПСС в советском обществе.

В центре Иркутска в большом дореволюционном здании Городской Думы идет организационно-деятельностная игра с депутатами и кандидатами в Областной совет. Само собой, присутствует и участвует областное советское и партийное начальство. Игра с самого начала снимает идеологические и политические опасения. И ограничения. То, за что можно положить на стол билет в реальной жизни, здесь разрешается. На что это похоже? Да хотя бы на военные и штабные игры. Там ведь тоже одни воюют за красных, а другие — за синих. И победившие синие не считались же антисоветчиками, можно сказать — белыми. Играл за синих незадолго до войны Жуков, победил и получил награду, а не был расстрелян как пособник троцкистско-фашистской банды.

На игре вводится такой элемент, как brain storming — мозговой штурм. Это ситуация, когда для решения проблемы разрешается предлагать любые, даже самые, на первый взгляд, экстравагантные или даже безумные идеи. Функция критики, фильтров и всякой рефлексии на этом этапе снимаются и не разрешаются. Просто фиксируются все поступающие идеи, составляется их реестр.

Например, для разрешения некоторой экономической ситуации, для того, чтобы ускорить процесс кооперации и успеть опередить в конкурентной борьбе некоего условного соперника для завоевания места на мировом рынке можно выдвинуть нелепую идею о введении частной собственности на средства производства. На партхозактиве подобное немыслимо. Исключение, увольнение, а то и отсидка. А на игре — можно. В игровой ситуации в работе в группе тот, кто пользовался моделью частного предпринимательства, оказывался впереди тех, кто увязывали свои порывы и новации через Госплан, Госкомцен, Министерства и управления.

В игре это было можно. Хотя и приводило психологически (да и идеологически) к весьма нежелательным для коммунистических устоев последствиям. Но тогда, в конце 80-х годов опасность подобных игрищ еще не просматривалась. Наоборот, считалось, что они содействуют перестройке, новому мышлению, возвращению к ленинским истокам НЭПа, кооперативному мышлению и развязыванию массовой инициативы населения на местах.

Примерно такую игровую установку дал на самом первом общем заседании руководитель игры Сергей Попов. В ее рамках я и сделал трехчасовую культурологическую лекцию по истории России. Были там и малоизвестные в то время (но ключевые) эпизоды вроде того, что Иван Калита получил ярлык на великое Владимирское княжение от хана Узбека за подавление антиордынского восстания Александра Тверского и стал старостой русского улуса. Именно это малопатриотическое обстоятельство и лежало в основе появления Московской Руси.

Особое внимание привлекали конечно, не эти древности, а современность.

Когда подошел к революции, зал, что называется, затих. А до того он периодически взрывался смехом. Наблюдалось также неоднократное “оживление в зале”. Я вкраплял в говорение эпизоды из Всемирной истории в издании Сатирикона, анекдоты и всякие шутки.

Закончил я тем, что в истории России каждая эпоха отрицает предыдущую и начинает историю с себя. Россия чем-то напоминает рака. Напрягается внутри, набычивается (рак — набычивается?), трах — панцирь лопается, пока новый покров затвердеет, рак немного подрастет. До следующей хитиновой революции.

Прошлое отменяется, и зримым выражением этого является снос с лица земли знамений проклятого прошлого вроде Храма Христа Спасителя. В следующую эпоху открывают настоящую и подлинную правду о том, что прошлая эпоха была проклятой, а вот настоящая — это то, к чему мы всегда стремились, да вот только сейчас удалось. В связи с этим взрыв Храма Христа Спасителя следует считать его восстановлением.

Увы, сказал я, сброс нынешнего хитина, даже столь любимых нами Советов депутатов трудящихся, куда ныне стремятся присутствующие здесь кандидаты в депутаты, неизбежен. Более того, столь же неизбежен распад и всего Союза Советов.

Слишком много накопилось напряжений, для снятия которых в истории России не наработано иного механизма, кроме сбрасывания всей оболочки.

Но, успокоил я всех, но больше всего — себя (и Попова), все это не более, чем авантюрные предположения в рамках игры и ничем не ограниченного брейн-сторминга.

Вот тут-то и настала мертвая тишина. Если бы летела муха, то было бы слышно. Но откуда зимой в Иркутске мухи? Посему тишина была полной.

Через минуту встала решительная дама, по виду партийная функционерка, но из продвинутых. Она сказала так:

“Мы думали, что Лебедев — достойный человек, он тут раньше делал дельные или смешные добавления. Но после этого доклада, после того, что мы сейчас услышали, мы видим, кто он на самом деле. Только огромное терпение и дружелюбие иркутян позволят ему выйти живым из зала” (это — цитата, ибо весь ход игры всегда записывался устроителями на магнитофон для целей отчета).

Встал довольно бледный Попов и стал ее урезонивать, сказав, что ныне перестройка и гласность, и что вообще речь шла об истории и методологии, а не о программе политической и революционной борьбы, и вообще все говорится только в рамках игры, а не реальности. В процессе игры вы еще и не такие фантазии услышите, — как бы успокоил он зал. В общем, обошлось. Все-таки это было хоть и начало, но 1989 года, а не конец 1952-го.

Та лекция, пожалуй, была лучшая за всю мою жизнь. По накалу, по чрезвычайно острой экзистенциальности переживания исторического времени.

Но вернемся к основной теме: к теме о попытке завоевания политической власти не с помощью дворцового переворота, восстания, революции или даже демократических выборов, а с помощью группы прошедших игры людей. Которые становятся настолько незаменимыми в качестве советников высших политиков и (чуть позже) генераторов основных государственных идей, что постепенно сначала реальная, а потом и юридическо-политическая власть переходит к ним.

Скорее всего, корни этой философско-конспирологической идеи нужно искать у Платона в его учении о государстве, возглавляемом философами. Наверняка, в этом деле почетные места занимали бы и Кампанелла, и Мор, и Макиавелли. Но мы не будем углубяться так далеко. В позднее советское время эту идею проводил в жизнь Георгий Петрович Щедровицкий. Причем, настолько тайно, что эта его мощнейшая пружина всей деятельности скрыта до сих пор.

В самом начале 1970-х годов, когда Георгий Петрович, или ГП, как его все называли, приезжал в Минск и вел там со своей ранней командой сеансы разоблачения старого мышления, он был иногда в частных разговорах откровенен. Разговаривал же я с ним тогда очень много. Особенно много мы толковали в 1972 году, когда организовали республиканскую школу молодых ученых (до 35 лет — эх, и сами еще были такими) и пригласили ГП на поучение юношеству. Возил я его искать замшевый пиджак, он был большой любитель и ценитель нестандартной одежды, даже франт своего рода. Такие пиджаки, страшный дефицит, шили как раз в Минске, и в одном магазине мы набрели на недавний завоз. Ох, он уж мерил-мерил, наконец, штуки три взял (всего-то по 70 рублей). То ли от удачи, то ли потому, что потом мы это дело отметили, но открыл тогда Юра мне и Славе Степину тайну своей жизни. В схеме своей главный стратегический стимул всей его жизни выглядел так.

Мы через свои семинары (это было еще за пять лет до первой игры) готовим кадры. Ну, это и термином таким нельзя называть. Не кадры (тьфу, казенное партийное слово), но члены тайного масонского ордена, со своим ритуалом, уставом и секретной сверхзадачей. Идея была как раз в том, чтобы разобрать устройство социума на узлы и детали, посмотреть, как оно устроено, найти там блок управления, пути подхода к нему, проникнуть, взяться за рычаги и править в нужную сторону. Сильной стороной СМД-методологии (Системо-Мысле-Деятельность), которую уже давно развивал Щедровицкий, была схематизация. То есть, представление любого социального устройства или процесса в виде схем, блоков, фигурок и функциональных связей между ними с помощью стрелок. Все становилось очень наглядным и понятным. Где, какой блок, кто с кем и как связан, куда нужно войти, чтобы сделать то-то и то-то. По крайней мере, сделать на бумаге. Кого только не было среди этих пляшущих человечков: само собой, методологи, затем философы, историки, проектанты, рефлексуны, руководители, исполнители... В общем все, кто понадобится.

Члены новой Восточной ложи должны были проникать во все властные структуры. Вступать в партию. Становиться незаменимыми полезными секретарями при “губернаторе”, советниками, заместителями, идти в выборные органы. Но никогда не забывать, кто они и какова их высокая миссия. Все это — задолго до акунинского Азазеля.

В качестве одного из ритуалов, скрепляющих “пляшущих человечков” из схем ГП между собой в реальной жизни, точнее, в их методолого-масонской ложе, были кодовые слова, произносимые во время любых выступлений и где бы то ни было.
Например, проходит какая-то конференция, в которой участвуют несколько щедровитян. Последняя фраза кончившего выступление должна была стать началом выступления следующего докладчика. Например, Лефевр завершал: “Очевидно, что только методология СМД может обеспечить прорыв в познании социальной действительности”.

Садится. На трибуну поднимается Раппапорт и начинает: “Очевидно, что только методология СМД может обеспечить прорыв в познании социальной действительности”.

При этом, совершенно неважно, о чем пойдет речь дальше, и как это связано с парольной фразой.

Между прочим, как раз в воспоминаниях Александра Раппапорта (ныне доктора архитектуры и художника) есть кое-какие намеки на “теорию заговора” ГП.

Он пишет:

"ГП поощрял вступление членов кружка в КПСС, полагая, что в советском обществе иными путями вообще нельзя достичь никакого влияния, а защиту кандидатской всегда в шутку называл обретением дворянских привилегий.

Вообще, как я теперь это понимаю, ГП ждал каких-то реформ, так как ясно видел, что дела в СССР идут в тупик. Но он не предполагал, что выход из кризиса будет найден в возвращении к рыночным структурам. Скорее всего, он предполагал, что победит особый тип социалистической технократии, так как во всем мире, в том числе и на Западе, роль социального планирования и управления (а вместе с ними и бюрократии) постоянно росла. При этом, под техникой он имел в виду скорее всего не машины из железа, а какие-то иные машины вроде "машин мышления" или "машин проектирования. Большинство оппонентов ГП видели в нем как раз мыслителя тоталитарного толка, технократия которого будет технократией для избранных, а для остальных обернется самым свирепым рабством".

Саша Раппапорт рассказывал мне о методах вовлечения неофитов в захватывающую конспиративную деятельность очень красочно (он — великолепный рассказчик). Что-то вроде: вот говорит ГП, что в самом скором времени мы сначала сделаем то, потом это, наши люди сначала здесь, затем глядишь — там, они уже везде! Никто ничего не понял, а мы все изменили, всех перетасовали, страна идет в другую сторону! Вроде как прыгает перед тобой манипулятор и престидижитатор, фокусник и мистификатор, а потом вдруг раз — скакнул вверх, и висит, где-то зацепившись ногой за крюк люстры, сардонически глумливо ухмыляется: ну, как я вас уработал, а?!

Саша так все это воспроизвел и показал, будто и сам уже повис вниз головой. Мы чуть от хохота не попадали со стульев.

Организационно-деятельностные игры Щедровицкий, как я уверен, задумал как раз под дальнейшее развитие и реализацию “интеллектуального переворота” в СССР. Пропустить через игры сотни тысяч людей и создать массовый класс своих сторонников. Это будут директора предприятий, начальники цехов, райкомы-горкомы-обкомы, судьи, преподаватели высшей школы, министерские чиновники всех рангов…. Кажется, не было категории населения, которых не охватило бы “игровое движение” самого конца 1970-х — и всех 1980-х годов. Хотя нет, были такие категории — это армия. А также КГБ и МВД. Там, насколько мне известно, ОДИ не проводили. А какой же захват власти без силовиков? Но, возможно, эти системы считались Георгием Петровичем чем-то вроде исполнительных органов. Будет приказ из политических верхов, — те выполнят — и все.

Странным образом, в советской прессе (тем более на телевидении) нигде и никогда не говорилось об этом, можно сказать, массовом движении и вовлечении в ОДИ. Хотя оно было совершенно официальным. Ибо игры заказывались, например, руководством области или министерства, или заводом. Решение, разумеется, утверждалось также на парткомах. Бухгалтерия выделяла немалые средства. Нужно было оплатить приезд команды игротехников — это иногда человек 15-20. Всех разместить (часто в хороших гостиницах). Всем выплатить гонорары — причем немалые. Помнится, я привозил с одной игры до 1000 рублей — тех, еще полновесных, когда “Жигули” стоили 5,5 тысяч, а киллограм колбасы “Любительской” 2,20. Затем, командировать на игру (на неделю или даже больше) своих работников с сохранением содержания.

В общем, все это нужно было взять из бюджета и проводить официально как повышение квалификации. Но при всем при том, как я уже сказал, никакого освещения в прессе. Разве что в многотиражках что-то такое проскакивало, типа: “Успешно прошел семинар по переподготовке кадров нашего завода”. Да уж, подробностями не баловали. Ибо подробности шокировали бы. Там всплывали бы ужасные детали с экологией района (были игры по экологии). Или швах с пробиванием фондов. Или на игре отменных результатов добивались как раз те группы, в которых в качестве моделей принималась деятельность с частной собственностью и децентрализацией, в которой фонды вообще не нужно было “пробивать”, или со свободой прессы, которая живо разоблачала директора, который еще только начал сливать отходы в местную речку Кологривку.

Как известно, игры, коих только сам Щедровицкий провел под сотню, а его ученики, которые размножались как нейтроны в атомном реакторе, многие сотни, — ни на йоту не приблизили ГП к вожделенной власти. Даже в качестве серого кардинала. Но эти игры дали совершенно неожиданный результат, как для господствующей идеологии, так и лично для ГП: они подготовили массовую поддержку горбачевской перестройки, а потом и обвального перехода к рынку. И, что важно, как раз в среде производственников и управленцев. Они после игр вовсе не ужасались перспективе крушения принципов общественной собственности, руководящей роли партии, идеологии марксизма-ленинизма и даже в целом отмены СССР. Мысль простая: если я в процессе игры, став собственником завода, вел дело гораздо успешнее, чем в положении реального директора, подотчетного по вертикали министерским чиновникам, а по горизонтали вместе с вертикалью — партийным инстанциям, то на хрен мне они сдались? Я охотно поменяю свое кресло советского начальника на роль простого беспартийного собственника.

Помню, во время игры в Оренбурге (1990) секретарь обкома по промышленности со звучной фамилией Сперанский (дальний потомок того), которого и в обком-то взяли из директоров крупного машиностроительного завода, примерно так мне и говорил. Человек он был отменного ума (да и внешнего аристократического вида) и, уверен, успешно процветает в новой рыночной России. Равно как и директриса меховой фабрики, которая так преисполнилась светлыми чувствами к нам за наше культуртрегерство, что пригласила домой на званый ужин, а потом на свою фабрику и выписала мне и руководителю игры (Борису Островскому) по себестоимости отменнейшие и дефицитнейшие дубленки и меховые куртки.

Ожидал ли Щедровицкий от своих игр вот такого рыночного эффекта развала СССР и перехода России к эпохе дикого первоначального накопления? Вряд ли. Он не был большим сторонником массовых разграблений. Но зато он высоко ценил сам факт идеологии как некоего скрепляющего общество стержня. Важно только было сменить неправильную идеологию (каковая была в СССР) на правильную, которую он предлагал в играх. Она, эта идеология, чем-то напоминала учение Мухаммада, в котором главное — это формула: нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммад — пророк его.

Только у ГП не было этого ненужного удвоения на Аллаха и его пророка. Хватало и одного Щедровицкого.

Да, сам Георгий Петрович не встал во главе новой России (тут его расчеты дали осечку). Встали совсем другие люди. И одним из них был Михаил Ходорковский.
http://eugen1962.livejournal.com/127505.html
Старушка ЦАПА 322 21/05/2011 74 04/05/2015 в 04:57
Игротехника от Щедровицкого до Ходорковского. Ч.2.

Валерий Лебедев
Дата опубликования: 12.04.2008

19 августа газета Stringer, поместила материал своего журналиста Артема Савельева “Югендленд имени Ходорковского”. Словом стрингер (Stringer — можно понимать как лучник-стрелец) обозначают рисковых журналистов, ведущих свои расследования в опасных местах, что называется, за свой счет и риск. Статья основана на результатах посещения группой иностранных и российских журналистов образцово-показательного базового летнего лагеря по воспитанию и обучению молодежи, организованного ЮКОСом в рамках их программы “Новая цивилизация” в подмосковной Истре, на берегу живописного Истринского водохранилища.

Вообще-то, программа “Новая цивилизация” (и ее ответвление “New Land”) ЮКОСом запущена давно — в 1996 году, восемь лет уже. Многие сведения о “Новой цивилизации” в прессу попадали. Но без всякой сенсации. Так просто, в духе сообщений “Наши достижения”: мол, имеется такая полезная инициатива передовой компании ЮКОС, которая заботится о подрастающем поколении. С детства прививает им самостоятельность. Умение принимать решения. Дает понимание, что такое бизнес, биржа, выборы руководящего состава компании и даже своего микрогосударства Ньюландии.

Заодно с таким всесторонним и гармоничным развитием ЮКОС еще готовил для себя кадры. Почти с пеленок.

Все это не могло вызвать особого интереса. Особенно когда в заявлениях руководства говорилось о воспитании у своих подопечных “активной жизненной позиции” — это так знакомо, и — так скучно. Все десятилетия советской власти именно это и воспитывали.

Приведу сообщения прессы за прошлые годы о замечательной инициативе менторов из ЮКОСа.

Газета “Нефтяная параллель” от 24 июля 2001 года:

“На первый взгляд Ньюландия — обычный детский оздоровительный лагерь. В лучших традициях бывших пионерских. На флагштоке ветерок колышет российский стяг рядом с нашим, корпоративным. У вожатых и ребят форменные рубашки и треугольные галстуки цветов ЮКОСа — зеленый с желтым, как листва и солнце.

Все расходы по содержанию Ньюландии взяла на себя Компания. Программы экономического, правового и гражданского воспитания для лицея разрабатывали известные российские ученые — доктор экономических наук Борис Райзман и доктор педагогических наук Александр Прутченков.

В мае 1996 года Компания предложила одному из руководителей лицея “Подмосковный” разработать подобную игровую программу для школьников наших отдаленных нефтяных городов и поселков. И уже летом того же года первые массовые игры под названием “Новая цивилизация” прошли в Нефтеюганске, Новокуйбышевске, других городах...

Летом 2000 года в живописном уголке Краснодарского края — Красной Поляне — дети нефтяников из Москвы и Самары, Сызрани и Воронежа, Нефтеюганска и Безенчука, Красноярска и Новокуйбышевска, Ачинска и Суходола, Жигулевска и Орла, а также других больших и малых городов России создали республику Ньюландию, — рассказывает президент межрегиональной общественной организации детей и молодежи “Новая цивилизация” Анатолий Ермолин. — В ньюландском государстве — все как у взрослых. Выборы президента и парламента, формирование правительства, государственная служба и частное предпринимательство, начисление зарплаты и расчеты с налоговой инспекцией. В процессе игры ребята также узнают, как работает Компания, каковы ее цели и задачи.

Идеология Ньюландии в общем-то проста и прозрачна. Мы стараемся возродить вполне реальное ребячье движение — вспомните незаслуженно забытых Тимура и его команду...

Как поется в ставшей гимном Ньюландии любимой ребячьей песне:


Будут все проблемы решены,
Будут встречи с новыми друзьями,
Главное, что мы понять должны —
Жизнь свою творим и строим сами!”


Примерно то же самое в сходных словах излагалось во многих других газетах. Например, разражалась панегириком статья “Все достижения цивилизации — в гости к нам” в “Комсомольской правде” от 9 января 2001 года.

Итак, было известно, что существуют лагеря подготовки молодежи, начиная со школьного возраста. В них царит дух корпоративной этики. Дети учатся зарабатывать и складывать на свои личные счета “рудолы” — деньги Ньюландии (от РУбль-ДОЛлар). Кто больше заработает, тот передовик. Кто обойдет других при выборах на должность министра финансов Ньюландии, а конкурентов завалит — тот самый большой молодец. А уж кто всех задвинет, а сам станет президентом игрового ЮКОСа — тот просто удалец.

Были пионеры — всем ребятам примеры, а стали навигаторы — всем ребятам кранты. Да и вообще тут много вариантов. Например:

Навигатор — всем ребятам кредитор. Точнее — секатор. Эвакуатор. Плантатор. Или даже инквизитор.

В любом случае — навигатор — это триумфатор. А уж премьер-министр Ньюландии — и вовсе диктатор. Не рифмуется министр-диктатор, но это ничего. По рифме — издевательство, зато по существу — верно.

При всем том, корпоративный дух навигаторов питался как бы из двух разных источников. Один — это идеология ярого индивидуализма. Под девизом: сам выплывай, а товарища утопляй. Утопляй — не совсем по-русски, но для языка будущего, на котором скоро станут говорить в Ньюландии, как раз в самый раз.

Немного эту идеологию потом заимствовали в новой русской игре “Слабое звено”. В ней группа, именуемая командой, стоящая в полукружии, отвечала на разные вопросы. Вроде того, сколько километров от Земли до Альфа Центавра, или какова удельная плотность ртути, если ее растворить в царской водке.

Кто отвечал — тот молодец-удалец. Кто на примерно такого же типа вопрос запинался, получал штрафной балл. По завершении сеанса все должны были проголосовать за набравшего наименьший проходной балл. А это не простое дело, так как можно ответить частично правильно. И ответить быстро. Или более правильно, но медленнее. Так что тут играла роль внутренняя симпатия. Но в гораздо большей степени — желание ближнего своего завалить, а себя вытащить. Ибо победитель получал деньги. Вот так и топили друг друга. Ведущая, в точности по виду и манерам Эльза Кох (садистка, надсмотрщица и жена коменданта из концлагеря Бухенвальд), холодно-свирепо возвещала: “Вы — самое слабое звено! Па-а-а-а-прошу покинуть площадку!”

А вот второй ингредиент психики нового русского навигатора — это как раз нечто корпоративное. Ну, как бы вариант коллективного. Только все-таки не то. От коллективного там были упомянутые линейки, сборы, доски почета, поиски спрятанного знамени ЮКОСа (тоже игра), совместные песни. Они давали ощущение приобщенности к своего рода “тайному” сообществу. Нечто вроде масонской ложи. Но разве масонов можно было бы назвать коллективистами? Ни в коем разе. Так и тут.

Мы — в одной ложе, но уж внутри нее каждый за себя. И ты, “друг”, имей в виду, что во время деловой игры в выборы, или при конкуренции наших банков, или там, при заключении договоров на поставку нефти из нашей Ньюландии в Китай, я, чуть зазеваешься, так огрею тебя рудолом, что уже не встанешь. Сгною и похороню по первому разряду с кистями и глазетом.

В детских летних школах ЮКОСа (сейчас имеются в 19 городах), в которых “градообразующим” предприятием является как раз ЮКОС (там выбирать не из чего, других предприятий просто нет) царят любопытные порядки. Например, в них запрещен интернет, радио, у курсантов отбирают сотовые телефоны, нет телевизоров. Это, как и линейки со сборами, как ношение униформы и галстуков с цветами ЮКОСа и пение корпоративного гимна можно расценивать как нечто очень положительное. А можно — наоборот, как отрицательное. Дело вкуса. Положительное, де, потому, что дети там свободны от всяческого внешнего влияния извне. Они совершенно свободны в своих решениях и руководствуются только своими правилами. Никакие дяди им не указ. Полная свобода, прямо как на необитаемом острове. Кто, к примеру, мог что-то приказать или внушить, навязать Робинзону Крузо? Никто. Потому как никого нет. Он сам приказывал своей козе. К тому же для навигаторов интересы корпорации превыше всего, а это значит — есть дух непобедимой команды! В общем — нечто очень образцово-показательное. А если учесть, что за истекшие восемь лет существования этих школ через них прошли более полумиллиона человек, то становится радостно за будущее, как крупного, так и среднего с малым бизнесов в России. Как раньше было радостно за увеличение поголовья как крупного, так и мелкого рогатого скота в СССР.

Но на все эти достижения можно посмотреть и иначе. И эту иную точку зрения как раз и представил выше упомянутый автор “Стрингера” Артем Савельев в статье “Югендленд имени Ходорковского”. Выберу из нее самое интересное:

“Каждое государство стремится создать систему воспитания детей и юношества. Чтобы получить готовый продукт — граждан. В СССР система воспитания укладывалась в пионерию и комсомол — резерв КПСС.

В гитлеровской Германии система передачи необходимых навыков обеспечивалась трехступенчатой организацией Гитлерюгенд для мальчиков, и двухступенчатой — для девочек, которые готовили кадры для Национал-социалистической партии.

В воспитательной системе, созданной по заказу корпорации ЮКОС, причудливо соединились психологические разработки современной тоталитарной секты, минимализм английского скаутизма, идеологемы преданности режиму, характерные для фашистской Германии, и реквизит сталинской эпохи. Дети, прошедшие через лагеря ЮКОСа, не умеют петь, сочинять стихи и играть в КВН, они должны быть однолинейны, запрограммированы на однозначные действия, как в армии, они носят значки “Свободу Ходорковскому!”, молятся корпорации и словно заведенные повторяют слова основного лозунга, висящего над входом в лагерь: “Будет нефть — будут деньги!”


Основа лагерного воспитания — деловые игры в демократическое государство полувоенного образца. Есть парламент, правительство с несколькими министерствами и промышленность в виде нефтяной монополии. Больше ничего в государстве нет. Нет системной оппозиции. Нет свободы прессы с ее разноголосицей. Нет конкурентов с их экономической разведкой и враждебными действиями по слиянию и поглощению. Это упрощенное государство. Даже популярная детская игра в “мафию” или “монопольку” гораздо сложнее по набору механизмов, чем то, что предлагается освоить детям в “Новой цивилизации”.

Строгая методичка “Корпорация Юниоров-2004”, по которой идет жизнь в лагере, описывает контуры игрового демократического государства:

“В игре моделируется деятельность нефтяной компании в Республике Юниоров. Главы регионов взаимодействуют с центральным регионом, где располагаются главные органы власти. Дочерние компании принадлежат центральной компании и управляются через 2 управляющие компании (Разведка и добыча, Переработка и сбыт)”.

Вот такое упрощенное сырьевое государство предлагается детям. Схема проста до чрезвычайности: Разведка и Добыча-Переработка-Сбыт. Запомнить нетрудно. Тем более, что основной контингент детей живет в корпоративных городах, в которых имеется только эта примитивная триада и еще испорченная экология и перспектива откинуть копыта, не дожив до пенсии.

Романтическому взору корреспондентов иностранных агентств, поголовно считающих, что ЮКОС — это опора демократии в России, открылась картина в традициях позднего совка. Благонравные дети в желтых каскетках с надписью “ЮКОС” и значками “Свободу Ходорковскому!” сначала показали гостям местную ВДНХ — дорожку, на которой выставлены плакаты с достижениями жителей игровых городов. Сделаны плакаты были скучно и кондово. Главный и основной плакат:

“Будет нефть — будут деньги!”.

А вот и весь немудрящие лозунги, которые надо запомнить, чтобы войти в “Новую цивилизацию”. Дети поставленными голосами и от самого сердца орали их с трибуны.

“ЮКОС и мы — наша дружба нерушима!”

“ЮКОС — это учеба в лучших классах!”

“ЮКОС — это отдых, это дружба!”

“ЮКОС — это возможность стать студентом престижного ВУЗа!”

“ЮКОС — это 4 волшебные буквы!”

“Будет нефть — будут деньги!”

Дети, многие из которых учатся у себя дома в ЮКОС-классах, за короткое время в лагере уже хорошо обучены, отвечают на вопросы политкорректно: “Здесь очень хорошо”. “Нас учат”. “Мы играем”. “Нас хорошо кормят”.

Не знаю, кто назвал все, происходящее здесь, игрой в гражданское общество, но это не гражданское общество, а строго корпоративное, а сама игра — это жесточайшее зомбирование детей в инкубаторе на предмет дальнейшего использования по узкому профильному назначению”.


Мне совершенно очевидно, что главные разработки по проведению игр в империи Ходорковского взяты из разработок Школы Щедровицкого. Более того, его последователи применили методику игры к детям тоже задолго до юкосовцев (Р. Каменский, C. Краснов, В.Рябцев “Игры с детьми в форме ОДИ” в 1991 г.). Причём в той игре уже были группы “Бизнес”, “Власть”, “Семья”, “Своё дело”. Юкосовские культуртрегеры нигде ни словом не говорят о своем источнике прозрений. У Георгия Петровича организационно-деятельностые игры (ОДИ) носили характер широкой культурологической панорамы, где у взрослых людей снимали шоры и давали возможность посмотреть на мир через большое окно. Через игру уже состоявшиеся профессионалы начинали чувствовать, что у них как бы вырастают крылья (выражение самого Георгия Петровича), и они хотя бы в рамках игры могли находить (и находили!) нетривиальные решения любых своих профессиональных проблем. Вернувшись в мир они видели, что этому решению препятствует сама советская экономическая и идеологическая реальность. Стало быть, даже у советских руководителей пробуждалась мысль, что эту реальность надо менять — именно отсюда шли истоки поддержки перестройки в высшем и среднем звене управления. Между прочим, самым сложным (психологически), по словам ГП, этапом ОДИ был как раз выход из нее. Этот выход был чем-то похож на поднятие водолаза с больших глубин: перепад давления приводил к кессонной болезни. А тут выход из игры в советскую реальность обрывал отросшие крылья и мог дать шок и даже суицид.

С юкосовскими навигаторами все обстоит наоборот. Они учатся добиваться своих целей в условном мире своих рудолов. Там, в настоящих играх щедровитян, у игроков появлялась мысль о разумном мире. Здесь у юкосовцев возникает идея, что весь мир нужно сделать таким же, как их корпорация. То есть, внешне похоже на посыл ОДИ Щедровицкого. Сделать мир, в котором можно решать профессиональные проблемы. Но у Щедровицого и его последователей советский мир нужно было бы изменить под нормальный. А у Ходорковского весь, в общем-то нормальный мир, нужно было сделать похожим на уголовную корпорацию ЮКОС. ЮКОС — как модель мира!

Впрочем, такой мир уже был несколько раз построен задолго до ЮКОСа. Ближе всего по типажу — корпоративно-фашистская Италия. Хотя и Германия 30-х годов тоже впереди маячит.

Мне не известно, в какой степени Ходорковский знал учение Щедровицкого, и проходил ли он лично через игры. Но, в любом случае, ясно, что нынешние летние школы ЮКОСа — это по методологии и своей конструкции точные клоны ОДИ. Только хуже и примитивнее. Дети, воспитанные в слепой преданности корпорации, в которой Бог — деньги и их пророк Ходорковский, эти почти полмиллиона слушателей, прошедших обработку за последние восемь лет, мыслились как массовый “кадровый резерв” по переходу власти в руки преданных сторонников Ходорковского. Причем во всех этажах власти — от бизнеса, до судов, прокуратуры, силовиков, СМИ и политики.

То, что Ходорковский строил второе, свое государство, в уже имеющемся в cфере экономики, ясно (например, см. мою статью “В джунглях среди олигархов”, Seagull №16, 20 августа 2004 г.).

История с летними лагерями ЮКОСа показывает, что Ходорковский строил также и свое второе государство политически и идеологически. Идея его школ напоминает чем-то взращивание кукушонка в чужом гнезде. Растет себе и постепенно выталкивает законных обитателей в небытие.
http://eugen1962.livejournal.com/127891.html
Старушка ЦАПА 322 21/05/2011 74 04/05/2015 в 05:10
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО ТЕМЕ

http://religioved.narod.ru/metodol/index.htm
Koshkinss 6407 04/03/2004 139 Любимый Город 04/05/2015 в 06:00
Нафига такие простыни выкладывать?
max7253 474 06/12/2004 -20 04/05/2015 в 07:53
Koshkinss
Нафига такие простыни выкладывать?

Я бы еще спросил, какого ... модератор форума использует клона? Или товарищ Царик думает, что никто не понимает, что Гравицапа и Старушка ЦАПА - одно и то же лицо? Детский сад какой-то... Чередует сообщения, типа разные люди пишут.
Кстати, похоже, MaxL и GKN - это она же, судя по тому, что все они отписались у меня в репутации в 3-43 утра одновременно.
Бабуля, в 4 утра спать надо, а не клонов тасовать, болезная ты наша.

Милый!
У тебя есть ровно пара часов до того торжественного момента, пока Турбо не вернулся домой.
И если ты не поменяешь свою подпись, то 100% лишишься своего аккаунта.
Если твой ублюдочный лозунг трусливого подтанцора дороже, чем аккаунт 2004 года, то фперед на баррикады)))
Снежная Королева 3458 26/12/2006 373 Лапландия 04/05/2015 в 11:03
max7253
Koshkinss
Нафига такие простыни выкладывать?

Я бы еще спросил, какого ... модератор форума использует клона? Или товарищ Царик думает, что никто не понимает, что Гравицапа и Старушка ЦАПА - одно и то же лицо? Детский сад какой-то... Чередует сообщения, типа разные люди пишут.
Кстати, похоже, MaxL и GKN - это она же, судя по тому, что все они отписались у меня в репутации в 3-43 утра одновременно.
Бабуля, в 4 утра спать надо, а не клонов тасовать, болезная ты наша.

А тебе-то че, убогий?
Старушка ЦАПА 322 21/05/2011 74 04/05/2015 в 15:42
max7253
Koshkinss
Нафига такие простыни выкладывать?

Я бы еще спросил, какого ... модератор форума использует клона? Или товарищ Царик думает, что никто не понимает, что Гравицапа и Старушка ЦАПА - одно и то же лицо? Детский сад какой-то... Чередует сообщения, типа разные люди пишут.
Кстати, похоже, MaxL и GKN - это она же, судя по тому, что все они отписались у меня в репутации в 3-43 утра одновременно.
Бабуля, в 4 утра спать надо, а не клонов тасовать, болезная ты наша.

Ущербный ты наш!
Если давать материал с одного ника, то он сольется в одну простыню. Только тебе одному это не понятно, а нам понятно, по каким причинам тебе не понятно)))))))))))))))
И не твое дело ни разу сколько и у кого клонов, тем более, что мои куплены на аукционе форума.
Старушка ЦАПА 322 21/05/2011 74 04/05/2015 в 15:43
Koshkinss
Нафига такие простыни выкладывать?

Из песни слов не выкинуть))))
Гравицапа 9743 02/07/2007 2616 Радуха 04/05/2015 в 16:30
max7253
Время неумолимо становится меньше. Остался часок.
И не говори потом, что ты не видел свой последний пост с моим предупреждением.
Снежная Королева 3458 26/12/2006 373 Лапландия 04/05/2015 в 21:35
А вот еще из той же секты. Эксперт хренов.

Снежная Королева 3458 26/12/2006 373 Лапландия 07/05/2015 в 07:30
Уж не знаю, кто у кого списал технологию. Но очень похоже на то, что творит Градировский.

http://kozyrev-gi.ru/pages/okna-overtona/
Гравицапа 9743 02/07/2007 2616 Радуха 07/05/2015 в 07:48
Снежная Королева
Уж не знаю, кто у кого списал технологию. Но очень похоже на то, что творит Градировский.

http://kozyrev-gi.ru/pages/okna-overtona/

Понятное дело! Он уже торчит из окна Овртона по самые помидоры. :shock:
madamka 11100 16/01/2008 853 ЮгоВосток - Севастополь 07/05/2015 в 10:58
max7253
Гравицапа, Старушка ЦАПА, MaxL и GKN - одно и то же лицо

Если эта модераторша убьет логин max7253, я Вашу подпись поставлю себе.