Вы находитесь на тестовой версии Севастопольского политического форума. Функционал ограничен. Для использования всех возможностей форума, перейдите по адресу www.sevpolitforum.ru

Бессмертный полк 2016

Москвич 9365 02/11/2007 -54 28/07/2016 в 16:48
Barsoff
Пересвет
Дабы в Гугл не лезть, а много пропавших без вести советских солдат осталось?

Более 4-х миллионов.
Жуть.

Усилиями таких, как Вы их становиться меньше. У меня один из погибших родственников - дядя, лет пять назад стал не без вести пропавшим, а захороненным под Сталинградом павшим в боях с армией Манштейна бойцов. Спасибо им, и Вам спасибо!
чykча 4041 09/06/2014 678 фигвам 02/08/2016 в 12:57
cvetlaya 4088 03/08/2009 1114 Севастополь - Россия 02/08/2016 в 20:14
Вспомним 9 мая ...







airis 11934 01/04/2009 1258 14/08/2016 в 23:55
Думаю, здесь этому сообщению найдется место:

Захоронение русских солдат 1812 года обнаружили в Латвии

В латвийской Елгаве в северной части острова Паста экспедиция археологов обнаружила захоронение останков русских солдат, которые принимали участие в Отечественной войне 1812 года, сообщает в воскресенье газета Jelgavas Vēstnesis.

“В ходе раскопок были найдены две могилы, в которых захоронено шесть человек. Все мужчины, пятеро из них предположительно возрастом 50 лет, шестой мужчина моложе – около 20 лет. Найденные предметы позволили археологам предположить, что мужчины были солдатами российской армии, принимавшими участие в боевых действиях в 1812 году”, – пишет издание.

По словам участника раскопок Яниса Томашунса, в месте захоронения найдены монета (две копейки, которая находилась в обращении в период начала XIX века), обтянутая тканью пуговица, палочка для чистки ушей, три ножа и гвозди. Кроме того, обнаружены серебряная серьга в виде змеи с российской 84-й пробой и православный крестик с надписью “Да воскреснет Бог” на русском языке.

Газета отмечает, что летом 1812 года, когда российские войска на кораблях приблизились к Елгаве (тогда – Митаве), прусская армия отдала город без боя. Предполагается, что первой остановкой российской армии была именно северная часть острова Паста.

После изучения места захоронения останки были преданы земле в том же месте. Участники экспедиции считают, что на острове Паста необходимо установить памятный знак – на территории Латвии, по их данным, нет памятников павшим во время войны 1812 года.
http://news-front.info/2016/08/14/zaxoronenie-russkix-soldat-1812-goda-obnaruzhili-v-latvii/
чykча 4041 09/06/2014 678 фигвам 15/08/2016 в 18:57


В Салехарде и на о. Белый прошли мероприятия в память о гибели конвоя «БД-5»

Через 70 с лишним лет поисковикам удалось обнаружить обломки кораблей в Карском море, где 12 августа 1944 года немецкая подлодка атаковала советский конвой БД-5. Потопленные суда погубили жизни почти 400 человек, среди которых были женщины и дети.
Самый край полуострова Ямал, Карское море. Здесь конвой БД-5 должен был просто пройти мимо. Он следовал из Северодвинска в порт Диксон и к августу 44-го преодолел уже большую часть пути. Оставалось несколько дней. Предстояло обогнуть Гданский полуостров и пристань пункта назначения уже бы виднелась на горизонте.

Теплоход «Марина Раскова» и три тральщика везли больше 700 человек. Это военные и полярники, женщины с детьми, ехавшие в Диксон к родным. В открытом море их встретила немецкая подлодка. По очереди суда получили пробоины и за считаные минуты ушли ко дну.

Найти место гибели нескольких сотен человек попытались лишь спустя 7 десятилетий. На поиски затонувшего конвоя отправился ледокол «Балтика», едва спущенный на воду. Новейшее судно для уникальной операции. Определив координаты затонувшего теплохода «Марина Раскова», на дно опустились водолазы. В условиях Арктики такого не делал никто.
На берегу поисковый отряд нашел нос деревянной лодки. Это кунгас, на котором пытались спастись 85 человек. Поисковый самолет обнаружил болтающуюся на студеных волнах лодку лишь на 12-й день. В ней оставались 14 живых и столько же погибших от обезвоживания. Тела так и остались в кунгасе, который прибило к острову.

В 40-х года полярники захоронили погибших, но место братской могилы указали примерно. Установленный крест простоял 20 лет. После этого больше полувека никто не знал, где лежат тела. Чтобы найти могилу, поисковики шаг за шагом обследовали километры побережья. Останки 13 тел лежали на 13-сантиметровой глубине.
Останки же решили с острова не вывозить. Сняв все показания, их снова захоронили, но на этот раз не просто присыпав землей, а с почестями. В небольшой часовне островной метеостанции за упокой погибших зажгли полтора десятка свечей.
Barsoff 2006 01/03/2014 926 Москва, ВАО, РФ 20/08/2016 в 11:06
К вопросу о донесениях о безвозвратных потерях и захоронении погибших...

Позавчера наши ребята подняли двух бойцов...
В немецком окопе, куда после боев свалили всякий железный мусор и среди этой кучи ржавого железа были найдены останки двух солдат.
У одного из них обнаружен самодельный медальон из гильзы и записка, которую удалось прочитать.
Погибший - Куприянов Василий Егорович, 1918 г.р.
Это переписанная записка, которую Василий заполнил 27-го июля 1942 года-
все что удалось прочитать



по базам мы уже нашли бойца. Вот он -
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=52506905

Куприянов Василий Егорович
( курсант ) сержант
1918 г.р.
Мордавская АССР, Зубово-Полянский р-н, дер. Каргашино
погиб 10 августа 1942 года
из донесения следует, что он похоронен вблизи деревни Галахово
на самом деле Галахово находится более чем в двух километрах от места гибели бойца
которого никто не перезахоранивал..
он как погиб, так и остался лежать во взятых нашими войсками немецких позициях

после войны все траншеи и окопы были запаханы, на полях росли хлеба... а солдатики наши так и лежали там...
к слову, он из 52-ой стрелковой дивизии
и у всех бойцов этой дивизии находят самодельные смертные записки
то есть.... видимо по словам тех, кто уже неоднократно ходил в атаку, видя тяжелейшие потери, более опытные солдаты рассказывали молодому пополнению куда они все попали и что будет
и массово люди писали записки, засовывали их в НЕМЕЦКИЕ гильзы и затыкали крепко пулей или деревянной пробочкой
ни у одного погибшего бойца из 52-ой стрелковой не было найдено ни одного штатного медальона, только самоделки

свою записку Куприянов Василий Егорович заполнил 27-го июля 1942 года
по донесению о потерях, он погиб 10-го августа
было ему 24 года...

странно еще, что в записке он указал не мать или отца, а некую Матрену Егоровну ШУ_ _ СОВУ ( две буквы не читаются )
вероятно это его сестра, потому что тоже Егоровна
а может быть и любимая девушка

в данный момент мы ищем родственников солдата
я вчера уже пообщался с администрацией поселка Каргашино Мордовской республики, а так же с почтой, домом культуры поселка
все ищут, а мы ждем...

ввиду того, что были найдены останки двоих солдат вперемешку, отделить одного от второго не представляется возможным
а это значит, что останки не могут быть переданы на родину
солдат будет похоронен на Ржевском Мемориале, как именной, вместе со своим безымянным однополчанином

будут какие-то новости - напишу еще....

Война не закончена, пока не похоронен последний Солдат !
airis 11934 01/04/2009 1258 21/08/2016 в 16:48
Луганское военно-историческое объединение «Память Донбасса» провело церемонию перезахоронения бойца Красной Армии Огиенко Ивана, погибшего в годы Великой Отечественной войны под Смоленском.

После отпевания в Храме св. мучеников Гурия, Самона и Авива г. Луганска, он был передан внучке солдата Наталье Александровне Огиенко. Останки будут захоронены на местном кладбище.

http://news-front.info/2016/08/21/krasnoarmeec-pogibshij-v-gody-vojny-pod-smolenskom-perezaxoronen-v-lnr/
чykча 4041 09/06/2014 678 фигвам 26/09/2016 в 04:47
Второе рождение памятника Героям-подводникам в Балаклаве

В конце Таврической набережной практически у выхода из Балаклавской бухты в 1975 году ко дню 30-летия Победы был открыт памятник экипажам подводных лодок, погибшим во время Великой Отечественной войны. Он был посвящён мужеству подводников.
В 2003 году украинскими властями было принято решение и издан Указ о сносе рубки подводной лодки.
В конце 2014 года коренные балаклавцы решили памятник восстановить. И началась работа при непосредственном участии Межконфессионального благотворительного фонда республики Крым "Крым духовный" при поддержке администрации президента Российской Федерации.
24 сентября 2016 года в торжественной обстановке памятник Героям - подводникам был открыт.

Lady.omman 1896 29/06/2016 44 Из недр 26/09/2016 в 20:42
чykча
2003 году украинскими властями было принято решение и издан Указ о сносе рубки подводной лодки.
В конце 2014 года коренные балаклавцы решили памятник восстановить.

На металлолом его сдали.(((
А сейчас новый лучше прежнего.
NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 27/09/2016 в 02:16
Новодел не есть лучше.
Для красоты, Да, Но что можно было ожидать от нации разрушителей, им все сломать , порушить, натоптать и наплевать.
Для памяти.... ведь рубка скорее всего была с "боевой!" п лодки.
А там, металл пропитан душами подводников и нес определенную информацию.

Если не так, поправьте.
В Нижегородском кремле установлена рубка легендарной подводной лодки С-13, построенной сормовскими корабелами в июле 1941 года.
Подводная лодка С — 13. Из цикла подводные лодки Маринеско. К 100-летию со дня рождения




Подводная лодка IX-бис серии заложена 19 октября 1938 года на заводе №-112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под заводским номером 263. 25 апреля 1939 года подводная лодка спущена на воду и 11 июня 1941 года начала переход на Балтику по Мариининской водной системе в Ленинград. 22 июня 1941 года подводная лодка встретила под командованием старшего лейтенанта П.П.Маланченко в составе Учебной бригады подводных лодок. Начало войны застало С-13 в городе Вознесенье. 25 июня подводная лодка прибыла в Ленинград.

До 31 июля подводная лодка проходила ходовые испытания, 14 августа 1941 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского Флота. 30 августа С-13 включена в состав 1-го Дивизиона 1-й Бригады подводных лодок КБФ. Подводную лодку предполагалось перебазировать на Север, для чего в первую половину сентября С-13 прошла ДОКование. Подводная лодка была готова к переходу, когда немцы блокировали Ленинград с суши, и С-13 осталась на Балтике.

Благополучно перезимовав первую блокадную зиму в Ленинграде, в свой первый Боевой поход на позицию в Ботническом заливе С-13 вышла 2 сентября 1942 года. В этом году советские подводные лодки в этот район еще не проникали. Обеспечивать поход в море вышел командир 1-го Дивизиона подводных лодок капитан 2 ранга Е.Г.Юнаков. До точки погружения С-13 сопровождали тральщики и сторожевые катера. В 02.30 эскорт оставил подводную лодку, и она продолжила движение самостоятельно. Вечером 3 сентября у маяка Хельсинки при подъеме перископа подводная лодка дважды обнаруживалась сторожевым катером противника, который сбросил на нее семь глубинных бомб. В ночь на 8 сентября С-13 завершила форсирование Финского залива, и вечером следующих суток вышла в Аландское море. Днем 11 сентября подводная лодка была в Ботническом заливе, в котором противник не ожидал действий советских подводных лодок в этом районе. На исходе текущих суток, С-13 обнаружила финский пароход «Gera» с грузом угля для Финляндии. Первая торпеда прошла мимо, и тогда подводная лодка открыла артиллерийский огонь (выпущено тринадцать 100-мм снарядов). Транспорт застопорил ход и, получив еще одну торпеду, утонул. Спустя три часа подводная лодка потопила финский транспорт «Ussi X», перевозивший штучный груз в Кёнигсберг. Из 22 членов экипажа судна спасся лишь один матрос. Патрулируя в заданном районе, С-13 имела несколько шансов потопить вражеские суда, но атаки срывались из-за ошибок личного состава, а утром 17 сентября при попытке атаковать С-13 выбросило волной на мелководье.

Вечером 17 сентября С-13 выпустила торпеду по голландской парусно-моторной шхуне «Anna B», но торпеда прошла мимо цели, а от второй торпеды судно увернулось. Из 100-мм орудия подводной лодки было выпущено 24 снаряда. После того как транспорт загорелся, была выпущена еще одна торпеда, прошедшая под носовой частью судна. Горящая шхуна сдрейфовала к берегу, где спустя шесть дней полностью выгоревшей была обнаружена финнами, и в итоге была разобрана. При атаке подводной лодки на судне погибло пять человек. Продолжая патрулирование, С-13 неоднократно обнаруживала как одиночные суда, так и конвои противника, но атаки по разным причинам срывались. 4 октября подводная лодка произвела торпедную атаку по конвою, но неудачно. Вечером 10 октября С-13 начала возвращение в базу. У острова Вайндло 15 октября подводная лодка подверглась атаке финских сторожевых катеров VMV13 и VMV15. От близких разрывов глубинных бомб подводная лодка получила повреждения: вышли из строя гирокомпас и эхолот, на 28° влево заклинило вертикальный руль, треснуло несколько баков аккумуляторных батарей, через выбитый штуцер глубиномера внутрь подводной лодки стала поступать забортная вода. С-13 легла на грунт, где на 60-метровой глубине в течение шести часов проводила ремонт.

Ввести в строй руль так и не удалось, и оставшийся отрезок пути подводной лодке пришлось идти, управляясь электромоторами. Вечером 17 октября на буксире катера МО-124 и тральщика №-34 подводная лодка приведена на Лавенсари. 19 октября С-13 благополучно прибыла в Кронштадт. 22 октября подводная лодка перешла в Ленинград для ремонта и зимовки. За успешный Боевой поход десять человек, включая командира и командира Дивизиона, были удостоены ордена Ленина, шестнадцать человек – Красного Знамени, восемнадцать – Красной Звезды и два подводника – медали «За отвагу».

19 апреля 1943 года во время артиллерийских учений задрайка крышки кранца первых выстрелов случайно ударила по капсулю одного из снарядов. Порох в гильзе взорвался, один краснофлотец погиб. Результатом происшествия, «за халатное исполнение служебных обязанностей», стало снятие командира С-13 П.П.Маланченко с должности. Командиром подводной лодки С-13 назначен ранее командовавший подводной лодкой М-96 капитан 3 ранга А.И.Маринеско.

1 октября 1944 года С-13 вышла из Кронштадта и утром 8-го октября заняла позицию севернее полуострова Хель. На следующее утро в 25 милях северо-восточнее маяка Риксфест был обнаружено каботажное судно «Zigfrid», которое ввиду неудачной торпедной атаки было повреждено артиллерией (выпущено тридцать девять 100-мм и пятнадцать 45-мм снарядов) и выбросилось на отмель у косы Хель. 13 октября на подводной лодке приняли приказание о переразвертывании к м.Брюстерор. 11-го, 15-го и 21-го октября акустик С-13 трижды фиксировал шумы кораблей противника, но до атак дело не дошло.

21 октября С-13 перешла к Виндаве, но спустя четыре дня был получен приказ в светлое время суток находиться на юго-западных подходах к бухте Лыу (о.Сааремаа) – в районе, откуда24-го октября тяжелые корабли Krigsmarine вели бомбардировку советских частей на полуострове Сырве. А.И.Маринеско оставался в бухте и в темное время суток. С учетом того, что в этот момент обстановка на сырве временно стабилизировалась, и крейсера противника не появлялись, ни одной цели для атаки обнаружить не удалось. 11 –го ноября 1944 года С-13 ошвартовалась у причалов Ханко, в начале декабря прошла докование в Хельсинки, после чего с 22 декабря находилась на Ханко. Отмечая смелость А.И.Маринеско, проявленную при артиллерийской атаке «Zigfrid», командир Бригады подводных лодок Верховский все-таки остался недоволенпассивностью при обнаружении шумов и неправильной организации поиска, поэтому поставил за поход лишь удовлетворительную оценку. А.И.Маринеско был награжден орденом Боевого Красного Знамени.

Скоро из-за поведения командира С-13 стал вопрос о предании его суду военного трибунала. В политдонесении было написано: «…дважды без разрешения командира Дивизиона ходил в город Ханко, где пьянствовал и имел связь с финскими женщинами…».

Дело дошло до командующего КБФ, который принял решение – провести суд после возвращения из очередного похода.

В последующем политдонесении писалось: «…решение о предоставлении возможности выхода в море капитану 3 ранга А.И.Маринеско до разбора его дела в суде, как показывает результат Боевого похода, себя оправдало. Командир подводной лодки С-13 на позиции действовал смело, спокойно решительно, противника искал смело и грамотно».

В третий Боевой поход С-13 отправилась 11 января 1945 года и находилась на позиции между маяком Риксхефт и Кольбергом с вечера 13-го января. К этому времени противнику удалось наладить противолодочную оборону своих коммуникаций, но проявляемая А.И.Маринеско активность должна была привести к успеху. После нескольких неудачных попыток атакоывать конвои, которые срывались из-за опасности столкновения с кораблями охранения или штормовой погоды. Вечером 30 января в районе маяка Хела произошла встреча с крупным лайнером – «Vilgelm Gustlov». Акустик старшина 2 статьи И.М.Шпанцев уловил шумы винтов и доложил в центральный пост: «Слева 160 градусов — шум винтов крупного судна!». А.И.Маринеско сориентировался мгновенно: оценил обстановку и повернул С-13 на противника. Вскоре акустик доложил: «Пеленг быстро меняется на нос!» — цель уходила на запад, притом быстро, в подводном положении за ней не угнаться.

В Центральном Посту прозвучала команда командира: «К всплытию!». А.И.Маринеско решил атаковать противника из надводного положения и со стороны берега. Прижимаясь к берегу, С-13 легла на тот же курс, что и противник, и пошла вдогонку за лайнером. Кроме командира подводной лодки, на мостик находились командир штурманской боевой части капитан-лейтенант Н.Я.Редкобородов и старший краснофлотец А.Я.Виноградов.

В холодную погоду и при непроглядной темноте преследование продолжалось около 2 часов. Были моменты, когда С-13 развивала скорость более 16 узлов. Командир электромеханической боевой части капитан-лейтенант Я.С.Коваленко и его подчиненные в эти моменты выжимали из главного двигателя все, однако дистанция до цели не уменьшалась. Тогда А.И.Маринеско вызвал наверх командира БЧ-5 и приказал хотя бы на время развить форсированный ход. И только когда скорость составила 19 узлов, дистанция стала сокращаться.

Налетавшие снежные заряды временами скрывали цель. Поравнявшись с нею, С-13 резким поворотом вправо вышла на Боевой курс. Вниз последовала команда: «Первый, второй, третий и четвертый торпедные аппараты — «Товсь!», а в 23 часа 8 минут последовала команда: «Пли!»; до цели было всего пять кабельтовых. Менее чем через минуту раздались три мощных взрыва. С мостика видели, как одна торпеда взорвалась в районе фок-мачты, другая — в средней части судна, а третья — под грот-мачтой. Четвертая торпеда не вышла из аппарата. Лайнер «Вильгельм Густлов» водоизмещением более 25 000 тонн, с дифферентом на нос и большим креном на левый борт, стал погружаться, а через несколько минут затонул. Через полчаса появились четыре немецких сторожевых корабля, миноносец и два тральщика, которые начали спасать пассажиров. Два сторожевика и тральщик начали поиск подводной лодки, их прожекторы, прощупывая темноту, искали С-13. Вскоре стали рваться глубинные бомбы. А.И.Маринеско, вместо того чтобы уйти в море на большие глубины, повернул к берегу и лег на грунт.

Ход атаки в корабельных документах отражен следующим образом:

Время Курс, град. Балтийское море. Вторник 30 января
19.15 — Ш=55° 13′ 3, Д=17° 41′ 5. Оторвались от грунта.
19.17 Пер. Пущены электромоторы. Дали ход 3 узла.
19.29 335 Продута средняя группа ГБ. Отдраен рубочный люк.
19.34 Продут главный балласт. Пущен левый дизель. Ход 9 узлов.
19.41 140 Пущен правый дизель. Ход 12 узлов.
19.45 Начата зарядка аккумуляторных батарей.
20.00 Ветер норд-вест — 5 баллов. Море свежее.
20.12 190
20.24 Маяк Стиле — 210 град., маяк Розеве — 154 град. Попр. ГК-0 град.
20.50 105
21.05 Маяк Стиле — 223 5 град., маяк Розеве — 153 град. Попр. ГК-0 град.
21.10 Ш=55° 02′ 2, Д=18 °11′ 5. Справа 50 град. белый постоянный огонь, слева 30 град. два белых постоянных огня.
21.15 Объявлена боевая тревога. По пеленгу 70 град. обнаружен лайнер с затемненными ходовыми огнями, по пеленгу 65 град. дозорный СКР.
21.20 Остановлен левый дизель. Ход 9 узлов.
21.24 15
21.25 Дозорный корабль скрылся.
21.27 345 Принят главный балласт в концевые группы.
21.31 353
21.32 340
21.35 Пущен левый дизель. Ход 12 узлов.
21.41 Продут главный балласт в концевых группах.
21.44 Дан ход 14 узлов.
21.55 280 При сближении обнаружили, что ПЛ находится на курсовом угле лайнера 120 град. Дан ход оба полным, курсом 280 град. со скоростью 15 узлов.
22.37 Дан ход оба самый полный — 18 узлов.
22.55 300
23.01 Остановлен правый дизель. Ход 9 узлов.
23.04 Легли на боевой курс. Ход 6 узлов.
23.05 15 Аппараты «Товсь».
23.08 Аппараты «Пли». Произвели торпедный залп из носовых аппаратов 1,3,4. Пеленг на цель 33,5 град., дистанция 4,5 каб.
23.09 Взорвались три торпеды, попавшие в левый борт лайнера. Первая торпеда взорвалась через 37 секунд. Лайнер накренился на левый борт и начал тонуть. Ш=55° 08′ 4. Д=17° 41′ 5. Остановлен дизель. Пущены электромоторы.
23.10 Левый борт лайнера ушел под воду. По пеленгу 25 град. на горизонте включен прожектор в сторону ПЛ. Циркуляция вправо. Срочное погружение Ш=55° 07′ 8, Д=17° 41′ 8.
23.12 Погрузился на глубину 20 метров.
23.14 110
23.20 Удифферентовали ПЛ на глубине 20 метров.
23.26 По пеленгу 240 град. акустик слышит работу УЗПН.
23.30 80
23.45 По пеленгу 105 град. акустик слышит шум винтов миноносца.
23.49 0 В район потопления лайнера пришли семь кораблей: миноносец, 4 СКР, 2ТЩ. Два СКР и один ТЩ начали преследование ПЛ. Ш=55° 08′ 7, Д=17° 45′ 0. Начали маневрирование от преследования.
00.00 Пер. Ш=55° 08′ 0, Д=17° 44′ 8.
4.00 0 Ш=55° 16′ 5, Д=17° 53′ 6. Оторвались от преследования двух СКР, одного ТЩ. Во время преследования было сброшено 12 глубинных бомб. ПЛ повреждений не имеет.
Единственный конвоир лайнера – миноносец «Leve» в момент преследования и атаки находился далеко за кормой лайнера и сразу занялся спасением пассажиров, присоединившийся позднее миноносец Т-36 сбросил двенадцать глубинных бомб, чтобы помешать С-13 вторично выйти в атаку.

До недавнего времени считалось, что вместе с лайнером погибло 406 из 918 матросов и офицеров 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных сил, 91 из 173 членов экипажа, 246 из 373 женщин-военнослужащих Grigsmarine и около 4 600 из 5 100 бещенцев и раненых, но после 1997 года ведущий немецкий исследователь гибели «Vilgelm Gustlov» Х.Шен, бывший в 1945 году пассажирским помощником капитана лайнера, в очередной раз изменил цифру погибших. Ссылаясь на данные под присягой бывшего санитарного обер-фенриха В.Терреса, он заявил, что лайнер принял не чуть более 5 000 беженцев, как считалось раннее, а около 9 000, что увеличивает цифру погибших вместе с судном с примерно 6 000 до 9 300, и официально на сегодняшний день немцы приводят именно эти данные.

С-13 продолжила крейсерство и 3 февраля при попытке атаковать подверглась нападению сторожевого катера противника. 6 февраля С-13 обстреляли с немецкой подводной лодки.
10 февраля в 45 милях к северу от маяка Ярославец А.И.Маринеско обнаружил крупный транспорт «General Shtoiben», следовавший в охранении миноносца и катера-торпедолова с погашенными ходовыми огнями.

Его эскорт составляли миноносец Т-196 и торпедолов TF-10. Четыре часа А.И.Маринеско маневрировал, зная о присутствии противника благодаря акустической станции и наблюдал его лишь последние сорок минут. Преследовать «генрала Штойбена» пришлось на скоростях от 12 до 18 узлов. Из-за помех со стороны охранения залп был произведен с дистанции 12 кабельтов из кормовых торпедных аппаратов, и, тем не менее, обе торпеды попали в цель.

Ход этой атаки в документах отражен следующим образом:

Время Курс, град. Балтийское море. Пятница 9 февраля
20.05 180 Ш=55° 26′ 0, Д=18° 02′ 0. Всплыли в надводное положение. Ветер зюйд-ост 2 балла, море — 1 балл, видимость 10—15 кабельтовых.
20.08 Остановлены электромоторы. Пущен левый дизель, ход 9 узлов.
20.15 Пущен правый дизель. Ход 12 узлов.
20.17 Начали зарядку аккумуляторных батарей.
21.00 Начали выполнять противолодочный зигзаг №11. Генеральный курс 180 град.
22.02 0 Легли на генеральный курс 0 град.
22.15 Ш=55° 07′ 7, Д=18° 03′ 5. Справа 10 град. обнаружен шум винтов двухвинтового большого корабля.
22.24 Прекратили выполнять зигзаг.
22.27 Остановлены дизеля для определения стороны движения корабля.
22.29 Акустик слышит слева 15 град. шум винтов двухвинтового большого корабля. Пущены дизеля. Циркуляция влево.
22.31 285 Объявлена боевая тревога. Шум винтов справа 20 град.
22.34 Остановлены дизеля, дан ход электромоторами для улучшения прослушивания шума. Циркуляция вправо.
22.37 0
22.43 90
22.52 0
22.58 270
23.05 280 По пеленгу 305 град. шум винтов стал удаляться.
23.09 Остановлены электромоторы, пущены дизеля, дан ход 12 узлов.
23.14 305
23.15 Увеличили скорость до 14 узлов.
23.19 Остановлены дизеля. Шум винтов по пеленгу 305 град.
23.20 Пущены дизеля. Дан ход 12 узлов.
23.25 Пошел дождь.
23.31 Увеличили ход до 14 узлов.
23.37 Уменьшили ход до 12 узлов. Шум винтов по пеленгу 305 град.
23.39 Увеличили ход до 14 узлов.
23.44 Увеличили ход до 17 узлов.
23.53 Увеличили ход до 18 узлов.
00.00 Ш=55° 17′ 0, Д=17° 49′ 5. Ветер зюйд-ост 3 балла. Видимость до 5 кабельтовых.
00.19 Уменьшили ход до 12 узлов для прослушивания горизонта. Шум винтов по пеленгу 280 градусов.
00.21 280 Увеличили ход до 18 узлов.
00.27 Слышен запах угольного дыма. Уменьшили ход до 12 узлов.
00.30 По пеленгу 280 град. обнаружили два постоянных белых огня (гакобортных). Увеличили ход до 18 узлов.
00.56 Уменьшили ход до 12 узлов.
1.03 230 Легли на курс 230 град. для выхода к кораблю со стороны берега. Перестал идти дождь.
1.11 240
1.13 Увеличили ход до 18 узлов.
1.22 250
1.27 270
1.33 290 Со стороны берега небо очистилось от облаков. Видимость 15 каб. Легли на курс 290 град. для выхода мористее в темную часть горизонта.
1.45 300
2.05 270
2.10 250 Носовые аппараты «Товсь». Виден неясный силуэт большого корабля и трех меньших силуэтов.
2.20 240
2.32 222 Определен состав каравана. Легкий крейсер, предположительно «Эмден», в охранении 3 миноносцев. Один миноносец впереди с гакобортными огнями. В кильватере лежит крейсер с затемненными ходовыми огнями и два миноносца по корме крейсера уступом вправо и влево без огней.
2.38 250 Легли на параллельный курс 250 град., определили скорость движения крейсера — 16 узлов.
2.43 270
2.47 340
2.49 0 Миноносец, идущий по корме крейсера уступом вправо, не дал возможности выйти в атаку носовыми ТА. Легли на курс 0 град. для атаки кормовыми ТА на отходе. Уменьшили ход до 12 узлов.
2.50 Произведен двухторпедный кормовой залп по крейсеру. Пеленг 158,5 град., дистанция 12 каб., интервал 14 секунд. Увеличили ход до 18 узлов.
2.52 Взорвались две торпеды, попавшие в крейсер. Взрыв первой очень сильный и сопровождался огнем. Ш=55° 18′ 0, Д=16° 38′ 5.
2.53 40
3.02 0 Последовало три сильных взрыва на крейсере, после которых появилось зарево огня, которое спустя полминуты быстро скрылось. В районе потопления наблюдалось скопление дозорных кораблей, которые освещали горизонт прожекторами и осветительными ракетами.
На «General Shtoiben» на момент торпедирования находилось 2 680 военнослужащих Вермахта, сто солдат, около 900 беженцев, 270 лиц медперсонала Krigsmarine и 285 членов экипажа судна (из них – 125 военнослужащих). Спаслось 659 человек.

15 февраля С-13 прибыла в Турку. Спустя пять дней командоание КБФ точно знало о потоплении подводной лодкой «Vilgelm Gustlov», поскольку описание торпепдированного лайнера в точности совпало с его фотографией, опубликованной в финской газете. В результате удачного проведения двух атак А.И.Маринеско стал самым результативным подводником Великой Отечественной войны советского ВМФ. В заключении, составленном по Боевому походу, командир Дивизиона капитан 1 ранга А.Е.Орел написал: «1. На позиции действовал смело, спокойно и решительно, противника искал активно и грамотно. 2. В 21.10. 30 января обнаружил лайнер водоизмещением, считал 18—20 тысяч тонн, атаковал в 23.08 и утопил трехторпедным залпом. 3. 9 февраля в 22.15 ШП обнаружил шум большого двухвинтового корабля. Умело используя акустику, определил сторону движения противника и на большом ходу сблизился с ним. Сблизившись, визуально четко установил, что идет легкий крейсер типа «Эмден» в охранении трех миноносцев в ночном ордере. В 2.50 10 февраля атаковал кормовыми, стрелял интервально двумя торпедами, попадания торпед наблюдал…». В выводах относительно результатов этого похода командир Дивизиона отметил следующее: «Командир ПЛ капитан 3 ранга Маринеско за потопление лайнера «Vilgelm Gustlov» с большим количеством немецких подводников и потопление легкого крейсера типа «Эмден» заслуживает высшей правительственной награды — звания Героя Советского Союза».

Но командование КБФ потребовало подтверждение разведки, а без него потопление лайнера и транспорта вылилось в следующее: капитан 3 ранга А.И.Маринеско, капитан-лейтенанты Л.П.Ефременков, Н.Я.Редкобородов, К.Е.Василенко, инженер-лейтенант Я.С.Коваленко, мичманы П.Н.Наболов и Н.С.Торопов были награждены орденом Красного Знамени. Ордена Отечественной войны 1-й степени удостоились инженер-лейтенант П.А.Кравцов, мичман В.И.Поспелов, старшины 2-й статьи А.Н.Волков, В.А.Курочкин, А.Г.Пихур, ордена Отечественной войны 2-й степени — старшие краснофлотцы И.М.Антипов, А.Я.Виноградов. 20 апреля 1945 года подводная лодка С-13 стала Краснознаменной.

В последний Боевой поход С-13 вышла 20 апреля 1945 года. Занимала позицию южнее Готланда, на коммуникации Либава – Свинемюнде, затем – севернее Штольпемюнде, а начиная с ночи на 8 мая – северо-западнее Либавы. Выйти в атаку ни разу не удалось, сама С-13 четырежды становилась объектом нападения немецких подводных лодок и самолетов.

23 мая 1945 года С-13 вернулась в базу. После войны подводная лодка С-13 служила на Балтике. 7 сентября 1954 года С-13 выведена из боевого состава, разоружена и переоборудована в плавучий Кабинет Боевой Подготовки 2-го Высшего Военно-Морского Училища (6 октября 1954 года получила наименование «КБП-38»). 23 марта 1956 года КБП-38 переведен в группу плавсредств НИИ ВМФ №-11.

17 декабря 1956 года подводная лодка С-13 исключена из списков кораблей ВМФ СССР и сдана на разборку. Подводная лодка С-13 совершила 4 Боевых похода: 02.09.1942 – 19.10.1942; 01.10.1944 – 11.11.1944; 11.01.1945 – 15.02.1945; 20.04.1945 – 23.05.1945. Потопила 5 транспортов (44.138 брт), 1 повредила (563 брт): 11.09.1942 ТР «Gera» (1.379 брт); 11.09.1942 ТР «Ussi X» (2.325 брт); 17.09.1942 ТР «Anna B» (290 брт); 30.01.1945 ТР «Vilgelm Gustlov» (25.484 брт)10.02.1945; ТР «General Shtoiben» (14.660 брт), повредила траулер «Zigfrid» (563 брт).





Тактико -Технические Данные

подводной лодки

С-13:

Водоизмещение: надводное/подводное — 837/1084,5 тонн. Размеры: длина 77,7 метров, ширина 6,4 метра, осадка 4,35 метра. Скорость хода: надводная/подводная — 19,8/8,9 узлов. Дальность плавания: над водой 8170 миль при 9,7 узлах, под водой 140 миль при 2,9 узлах. Силовая установка: 2 дизеля по 2000 л.с., 2 электромотора по 550 л.с. Вооружение: 4 носовых + 2 кормовых 533-мм торпедных аппарата (12 торпед), одно 100-мм, одно 45-мм орудия. Глубина погружения: до 100 метров. Экипаж: 46 человек.
Barsoff 2006 01/03/2014 926 Москва, ВАО, РФ 28/09/2016 в 04:31
Хочу поделиться с вами одним небольшим достижением...
Ну может не достижением... фактом... или просто историей..
Может быть кому-то будет интересно, а может у кого-то будут какие-то умные мысли по этому поводу...

Итак... предыстория..
Как известно, при подъеме останков павших бойцов процент найденных медальонов невелик, а прочитанных - еще меньше.
Из опыта нашего отряда - не более 10 % от общего числа...
Десять человек из ста это уже много, это повезло, это большая удача... к сожаленю время не стоит на месте....
Весной на вахте мы подняли останки 31 бойца, установлены имена семерых. Это очень много, теперь эту Вахту между собой мы называем "Именной", скорее всего так она и останется - самой удачной....
Так вот... сидели мы в шатре вечером, разговаривали... думали...
И один из наших товарищей сказал, что у него есть знакомые в Институте этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая
Российской академии наук (ИЭА РАН) и предложил отдать останки одного безымянного солдата...
Попросить воссоздать по возможности облик героя...
Они работают по системе Герасимова и конечно используют другие и новейшие разработки по данному вопросу.
Что это даст и зачем, мы не думали, хотя конечно было интересно попробовать..
После вахты Саша отвез останки одного одиночного безымянного солдата в лабораторию Института.
Там отнеслись с пониманием и взяли материалы в работу...
На прошлой неделе мы получили официальное лабораторное заключение, схемы и рисунки...
Называется оно так -
А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К А Я Э К С П Е Р Т И З А
останков солдата, павшего под Ржевом в 1942 г. у села Ново-Семеновское
и 11 страниц текста ( у меня есть вордовский файл, но там очень много спецтерминов, измерений, формул и описаний процесса )
Отдельно Саша получил письмо -
Дорогой Александр!
Высылаю в приложении портрет и все материалы. Портрет получился замечательный! Наш солдат напоминает неунывающего Василия Теркина.
Художественным его формлением занималась моя дипломница, Лена Борисова, будущий участник нашего проекта. Работала она, слушая песни военного времени и стихи Твардовского о погибшем под Ржевом в исполнении Ланового.
Материалы еще будут доработаны, в частности будет выполнен художественный портрет профиль, будут добавлены надписи на контурных реконструкциях, но поскольку Вам нужно получить результат к поездке, то в таком виде его уже можно представить.
Обязательно Петру Алексеевичу передайте благодарность и слова уважения от всего коллектива нашей Лаборатории. Когда будете показывать ему портрет, зачитайте из экспертного заключения Особые приметы. Надо обратить внимание на то, что наш боец был небольшого роста, ниже среднего для того времени, менее 160 см. Важно, что он не был особенно молодым. Ему могло быть за 30 лет. Скорее всего, он был городским жителем.

Если нам удастся открыть счет при РГО и туда будут поступать средства для проекта, то можно будет командировать студентов с прибором для изготовления точного контура черепа прямо на места раскопок, чтобы не возить черепа в Лабораторию. А если денег будет много, то сможем делать скульптурные портреты-реконструкции!
С уважением ЕВ

Вот собственно портрет. Так выглядел наш солдат -


Ребята в ближ выходные едут к ветерану ВОВ - Михину Петру Алексеевичу, воевавшиим как раз в этих местах в 1942 году.
Вряд ли конечно спустя 74 года можно вспомнить...
Да и потери там были бешеные...
По вновь открывшимся данным по нашей Кировской 355-ой с. дивизии за первый день боев дивизия потеряла 900 человек...
Ну а вдруг...

Мы уже договорились с лабораторией, что в следующий раз обязательно привезем им останки именного солдата, что бы потом, если конечно найдем родственников, сравнить результат с реальной фотографией.
Главное, что сама лаборатория Института проявила заинтересованность в данном проекте...
Более того... они ищут средства на данный проект. Опять же - студентам будет чем заняться и на каких материалах делать дипломы и курсовые работы....
Что потом делать с этими реконструкциями мы сами пока не знаем.
Естественно - портреты можно повесить в музее на Мемориале в Ржеве. И в других музеях...
Можно на ОБД-Мемориал и в других архивах создать галерею восстановленных образов павших героев...
Можно начать поиск родственников по рисункам... ( хотя как найдешь то ? куда бежать, куда метаться... спустя 74 года ? )
Можно... не знаю даже....

Во всяком случае мы имеем портрет реального НЕИЗВЕСТНОГО СОЛДАТА.
Мы не знаем его имени и звания.
Но зато мы видим его таким, каким он был.... тогда... в январе 1942-го...
NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 28/09/2016 в 07:43
В долгу мы перед, павшими и оставшимися лежать, не прибранными. Я каждую неделю езжу в Питер и перед глазами монументы,, памятники на братских могилах, а как подумаешь, сколько их лежит не упокоенных в лесах и болотах, а тут еще платную трассу строят.....
Кто то проводил работы перед строительством трассы, или так по костям и строят? Полазив в интернете, нашел ответ:
В ходе раскопок на месте будущей трассы Москва-Петербург нашли останки более 200 фронтовиков и 2,5 тыс боеприпасов. Обнаружить останки и боеприпасы поисковикам удалось в районе пролегания трассы между Ленинградской и Новгородской областями, сообщает «Интерфакс».
Обследование территорий, на которых уже в следующем году начнется строительство платной автодороги М-11, проводилось по заказу «Росавтодора». Поисковая экспедиция «Долина» начала работу в апреле минувшего года.
Ожидается, что строительство трассы начнется в 2015 году, в настоящее время уже идут подготовительные работы.


А еще забив в поисковую строку "Любино поле"- погибшая деревня, немцы сожгли, рядом с Мясным бором нашел, Вот:


и всего очень много.
Ради такого дела - восстановление антропологического портрета по останкам, можно всем Миром и скинуться, растащить по форумам предложение, люди, чай не каменные откликнутся. Я, лично, ДА!
Может нужна какая то помощь поисковому отряду.
NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 28/09/2016 в 10:57
Уважаемый Barsoff , в зоне ответственности вашего поискового отряда разыскивается захоронение . Перетащу сюда сообщение с другого форума:
made in Khabarovsk пишет:
Сейчас тоже занимаюсь поиском прадеда. Под Ржевом воевал. По книге памяти нашли место захоронения, д. Лазарево. Родители ездили туда две недели назад, но ничего не нашли. Затеял переписку с администрацией поселка в тамбовской области, откуда прадед призывался. Хотел узнать в какую часть попал. Откликнулся один человек, спасибо ему огромное. Дал много новой информации, но самой желанной не смог найти. По спискам убитых не смог найти его. Но наткнулся нафамилию еще одного бойца, погибшего примерно в то же время. Он так же был сапером. Так хотя бы приблизительно узнал номер полка. Сейчас несколько дней пока ничего не делаю. Жду весточки из тамбовской области. Если не будет, начну дальше копать электронные архивы.
Мож кто то поудачливей меня будет и у кого есть немного времени. Косырихин Влас Андреевич, родился в гавриловском районе тамбовской области, село 2е Пересыпкино в 1899году. Погиб 23.09.42. По данным книги памяти д. Лазарево. По факту может быть и ближайшие деревни. Нет номера части, что б узнать где именно он воевал и где хоронили бойцов его части. Бои там были очень тяжелые.

Может Ваши опытные поисковики и расколят этот орешек.
http://dalnoboi.ru/phpBB3/memberlist.ph ... le&u=14565
Barsoff 2006 01/03/2014 926 Москва, ВАО, РФ 28/09/2016 в 14:08
NiJEGOROD
Уважаемый Barsoff , в зоне ответственности вашего поискового отряда разыскивается захоронение . Перетащу сюда сообщение с другого форума:
made in Khabarovsk пишет:
Сейчас тоже занимаюсь поиском прадеда. Под Ржевом воевал. По книге памяти нашли место захоронения, д. Лазарево. Родители ездили туда две недели назад, но ничего не нашли. Затеял переписку с администрацией поселка в тамбовской области, откуда прадед призывался. Хотел узнать в какую часть попал. Откликнулся один человек, спасибо ему огромное. Дал много новой информации, но самой желанной не смог найти. По спискам убитых не смог найти его. Но наткнулся нафамилию еще одного бойца, погибшего примерно в то же время. Он так же был сапером. Так хотя бы приблизительно узнал номер полка. Сейчас несколько дней пока ничего не делаю. Жду весточки из тамбовской области. Если не будет, начну дальше копать электронные архивы.
Мож кто то поудачливей меня будет и у кого есть немного времени. Косырихин Влас Андреевич, родился в гавриловском районе тамбовской области, село 2е Пересыпкино в 1899году. Погиб 23.09.42. По данным книги памяти д. Лазарево. По факту может быть и ближайшие деревни. Нет номера части, что б узнать где именно он воевал и где хоронили бойцов его части. Бои там были очень тяжелые.

Может Ваши опытные поисковики и расколят этот орешек.
http://dalnoboi.ru/phpBB3/memberlist.ph ... le&u=14565

Информация какая-то странная.
Человек ищет по другому человеку, погибшему подо Ржевом, насколько я понял
но изначальная информация неправильная
Косырихин Влас Андреевич не 1899 года рождения, а 1897
и он пропал без вести в марте-июне 1942 года где-то на Харьковском направлении
вот выписка по ОБД -
https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=66239908

он внесен в книгу памяти дер. Лазарево Ржеского района ?

и ваша ссылка - битая, я не могу ее посмотреть
NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 29/09/2016 в 00:57
поправлю
http://dalnoboi.ru/phpBB3/viewtopic.php?f=46&t=48476

Barsoff,спасибо.
Я пока с Питера иду на остановках отдыха поработал переводчиком.
airis 11934 01/04/2009 1258 29/09/2016 в 02:07
Памятник советским воинам открыт в Китае

Памятник советским воинам, погибшим в боях за освобождение Китая от японских захватчиков в годы Второй мировой войны, открыли в провинции Хэйлунцзян на северо-востоке Китая, сообщили РИА Новости в представительстве Минобороны России по организации и ведению военно-мемориальной работы в КНР.

Торжественная церемония прошла в мемориальном парке «Чунъинъюань» в поселке Телинхэ города Муданьцзян, где 17 ноября 2015 года были захоронены останки советских воинов, обнаруженных в ходе первой совместной российско-китайской поисковой экспедиции по увековечению памяти советских военнослужащих, погибших на территории Китая «Вахта памяти. Китай — 2015». Экспедиция прошла с 12 мая по 8 июня 2015 года.

По ее итогам было установлено, что обнаруженные останки принадлежат семи военнослужащим 190-й стрелковой дивизии 5-й армии 1-го Дальневосточного фронта, погибших 15 августа 1945 года. Ими оказались ефрейтор Соломенко Григорий Арсентьевич, 1918 года рождения; сержант Мелехин Тимофей Никитович, 1918 года рождения; красноармеец Петренко Михаил Назарович, 1898 года рождения; красноармеец Смагул Майдар, 1905 года рождения; младший сержант Грицаенко Иван Петрович, 1922 года рождения; красноармеец Слатенев Николай Иванович,1925 года рождения; красноармеец Фалеев Николай Антонович, 1926 года рождения.

Также было установлено имя ранее неизвестного советского военнослужащего, захороненного в мемориальном парке «Чунъинъюань». Им является капитан Сухих Михаил Александрович.

В церемонии открытия мемориала приняли участие посол РФ в Китае Андрей Денисов, генконсул России в Шэньяне Сергей Пальтов и другие официальные лица.
http://rusvesna.su/news/1474518746
NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 11/10/2016 в 22:01

Правда про женщин на войне, о которой не писали в газетах…
Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич «У войны – не женское лицо» – одной из самых знаменитых книг о Великой Отечественной, где война впервые показана глазами женщины. Книга переведена на 20 языков и включена в школьную и вузовскую программу.

«Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи… Уходи… У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами…»

«Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. «Не ходи, убьют, — не пускали меня бойцы, — видишь, уже светает». Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: «Заслуживает награды». В девятнадцать лет у меня была медаль «За отвагу».

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить

В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги… И меня посчитали убитой… В девятнадцать лет… У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее — и не верю. Дите!»

«И когда он появился третий раз, это же одно мгновенье — то появится, то скроется, — я решила стрелять. Решилась, и вдруг такая мысль мелькнула: это же человек, хоть он враг, но человек, и у меня как-то начали дрожать руки, по всему телу пошла дрожь, озноб. Какой-то страх… Ко мне иногда во сне и сейчас возвращается это ощущение… После фанерных мишеней стрелять в живого человека было трудно. Я же его вижу в оптический прицел, хорошо вижу. Как будто он близко… И внутри у меня что-то противится… Что-то не дает, не могу решиться. Но я взяла себя в руки, нажала спусковой крючок… Не сразу у нас получилось. Не женское это дело — ненавидеть и убивать. Не наше… Надо было себя убеждать. Уговаривать…»

«И девчонки рвались на фронт добровольно, а трус сам воевать не пойдет. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Есть статистика: потери среди медиков переднего края занимали второе место после потерь в стрелковых батальонах. В пехоте. Что такое, например, вытащить раненого с поля боя? Мы поднялись в атаку, а нас давай косить из пулемета. И батальона не стало. Все лежали. Они не были все убиты, много раненых. Немцы бьют, огня не прекращают. Совсем неожиданно для всех из траншеи выскакивает сначала одна девчонка, потом — вторая, третья… Они стали перевязывать и оттаскивать раненых, даже немцы на какое-то время онемели от изумления. К часам десяти вечера все девчонки были тяжело ранены, а каждая спасла максимум два-три человека. Награждали их скупо, в начале войны наградами не разбрасывались. Вытащить раненого надо было вместе с его личным оружием. Первый вопрос в медсанбате: где оружие? В начале войны его не хватало. Винтовку, автомат, пулемет — это тоже надо было тащить. В сорок первом был издан приказ номер двести восемьдесят один о представлении к награждению за спасение жизни солдат: за пятнадцать тяжелораненых, вынесенных с поля боя вместе с личным оружием — медаль «За боевые заслуги», за спасение двадцати пяти человек — орден Красной Звезды, за спасение сорока — орден Красного Знамени, за спасение восьмидесяти — орден Ленина. А я вам описал, что значило спасти в бою хотя бы одного… Из-под пуль…»

«Что в наших душах творилось, таких людей, какими мы были тогда, наверное, больше никогда не будет. Никогда! Таких наивных и таких искренних. С такой верой! Когда знамя получил наш командир полка и дал команду: «Полк, под знамя! На колени!», все мы почувствовали себя счастливыми. Стоим и плачем, у каждой слезы на глазах. Вы сейчас не поверите, у меня от этого потрясения весь мой организм напрягся, моя болезнь, а я заболела «куриной слепотой», это у меня от недоедания, от нервного переутомления случилось, так вот, моя куриная слепота прошла. Понимаете, я на другой день была здорова, я выздоровела, вот через такое потрясение всей души…»

«Меня ураганной волной отбросило к кирпичной стене. Потеряла сознание… Когда пришла в себя, был уже вечер. Подняла голову, попробовала сжать пальцы — вроде двигаются, еле-еле продрала левый глаз и пошла в отделение, вся в крови. В коридоре встречаю нашу старшую сестру, она не узнала меня, спросила: «Кто вы? Откуда?» Подошла ближе, ахнула и говорит: «Где тебя так долго носило, Ксеня? Раненые голодные, а тебя нет». Быстро перевязали голову, левую руку выше локтя, и я пошла получать ужин. В глазах темнело, пот лился градом. Стала раздавать ужин, упала. Привели в сознание, и только слышится: «Скорей! Быстрей!» И опять — «Скорей! Быстрей!» Через несколько дней у меня еще брали для тяжелораненых кровь».

«Мы же молоденькие совсем на фронт пошли. Девочки. Я за войну даже подросла. Мама дома померила… Я подросла на десять сантиметров…»

«У нашей матери не было сыновей… А когда Сталинград был осажден, добровольно пошли на фронт. Все вместе. Вся семья: мама и пять дочерей, а отец к этому времени уже воевал…»

«Меня мобилизовали, я была врач. Я уехала с чувством долга. А мой папа был счастлив, что дочь на фронте. Защищает Родину. Папа шел в военкомат рано утром. Он шел получать мой аттестат и шел рано утром специально, чтобы все в деревне видели, что дочь у него на фронте…»

«Помню, отпустили меня в увольнение. Прежде чем пойти к тете, я зашла в магазин. До войны страшно любила конфеты. Говорю:
— Дайте мне конфет.
Продавщица смотрит на меня, как на сумасшедшую. Я не понимала: что такое — карточки, что такое — блокада? Все люди в очереди повернулись ко мне, а у меня винтовка больше, чем я. Когда нам их выдали, я посмотрела и думаю: «Когда я дорасту до этой винтовки?» И все вдруг стали просить, вся очередь:
— Дайте ей конфет. Вырежьте у нас талоны.
И мне дали».

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить

«И у меня впервые в жизни случилось… Наше… Женское… Увидела я у себя кровь, как заору:
— Меня ранило…
В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне:
— Куда ранило?
— Не знаю куда… Но кровь…
Мне он, как отец, все рассказал… Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься — зубы скрипят. Вспоминаешь — где ты? Там или здесь?»

«Уезжала я на фронт материалисткой. Атеисткой. Хорошей советской школьницей уехала, которую хорошо учили. А там… Там я стала молиться… Я всегда молилась перед боем, читала свои молитвы. Слова простые… Мои слова… Смысл один, чтобы я вернулась к маме и папе. Настоящих молитв я не знала, и не читала Библию. Никто не видел, как я молилась. Я — тайно. Украдкой молилась. Осторожно. Потому что… Мы были тогда другие, тогда жили другие люди. Вы — понимаете?»

«Формы на нас нельзя было напастись: всегда в крови. Мой первый раненый — старший лейтенант Белов, мой последний раненый — Сергей Петрович Трофимов, сержант минометного взвода. В семидесятом году он приезжал ко мне в гости, и дочерям я показала его раненую голову, на которой и сейчас большой шрам. Всего из-под огня я вынесла четыреста восемьдесят одного раненого. Кто-то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон… Таскали на себе мужчин, в два-три раза тяжелее нас. А раненые они еще тяжелее. Его самого тащишь и его оружие, а на нем еще шинель, сапоги. Взвалишь на себя восемьдесят килограммов и тащишь. Сбросишь… Идешь за следующим, и опять семьдесят-восемьдесят килограммов… И так раз пять-шесть за одну атаку. А в тебе самой сорок восемь килограммов — балетный вес. Сейчас уже не верится…»

«Я потом стала командиром отделения. Все отделение из молодых мальчишек. Мы целый день на катере. Катер небольшой, там нет никаких гальюнов. Ребятам по необходимости можно через борт, и все. Ну, а как мне? Пару раз я до того дотерпелась, что прыгнула прямо за борт и плаваю. Они кричат: «Старшина за бортом!» Вытащат. Вот такая элементарная мелочь… Но какая это мелочь? Я потом лечилась…

«Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: «Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь». Брат на фронте погиб. Она плакала: «Одинаково теперь — рожай девочек или мальчиков».

«А я другое скажу… Самое страшное для меня на войне — носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то… Я не выражусь… Ну, во-первых, очень некрасиво… Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года… Перешли советскую границу… Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и… И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а… Ну, понятно… Мы увидели нормальное женское белье… Почему не смеешься? Плачешь… Ну, плачь
«В восемнадцать лет на Курской Дуге меня наградили медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды, в девятнадцать лет — орденом Отечественной войны второй степени. Когда прибывало новое пополнение, ребята были все молодые, конечно, они удивлялись. Им тоже по восемнадцать-девятнадцать лет, и они с насмешкой спрашивали: «А за что ты получила свои медали?» или «А была ли ты в бою?» Пристают с шуточками: «А пули пробивают броню танка?» Одного такого я потом перевязывала на поле боя, под обстрелом, я и фамилию его запомнила — Щеголеватых. У него была перебита нога. Я ему шину накладываю, а он у меня прощения просит: «Сестричка, прости, что я тебя тогда обидел…»

«Ехали много суток... Вышли с девочками на какой-то станции с ведром, чтобы воды набрать. Оглянулись и ахнули: один за одним шли составы, и там одни девушки. Поют. Машут нам - кто косынками, кто пилотками. Стало понятно: мужиков не хватает, полегли они, в земле. Или в плену. Теперь мы вместо них... Мама написала мне молитву. Я положила ее в медальон. Может, и помогло - я вернулась домой. Я перед боем медальон целовала...»

«Она заслонила от осколка мины любимого человека. Осколки летят - это какие-то доли секунды... Как она успела? Она спасла лейтенанта Петю Бойчевского, она его любила. И он остался жить. Через тридцать лет Петя Бойчевский приехал из Краснодара и нашел меня на нашей фронтовой встрече, и все это мне рассказал. Мы съездили с ним в Борисов и разыскали ту поляну, где Тоня погибла. Он взял землю с ее могилы... Нес и целовал... Было нас пять, конаковских девчонок... А одна я вернулась к маме...»
«И вот я командир орудия. И, значит, меня - в тысяча триста пятьдесят седьмой зенитный полк. Первое время из носа и ушей кровь шла, расстройство желудка наступало полное... Горло пересыхало до рвоты... Ночью еще не так страшно, а днем очень страшно. Кажется, что самолет прямо на тебя летит, именно на твое орудие. На тебя таранит! Это один миг... Сейчас он всю, всю тебя превратит ни во что. Все - конец!»

«Пока он слышит... До последнего момента говоришь ему, что нет-нет, разве можно умереть. Целуешь его, обнимаешь: что ты, что ты? Он уже мертвый, глаза в потолок, а я ему что-то еще шепчу... Успокаиваю... Фамилии вот стерлись, ушли из памяти, а лица остались...»

«У нас попала в плен медсестра... Через день, когда мы отбили ту деревню, везде валялись мертвые лошади, мотоциклы, бронетранспортеры. Нашли ее: глаза выколоты, грудь отрезана... Ее посадили на кол... Мороз, и она белая-белая, и волосы все седые. Ей было девятнадцать лет. В рюкзаке у нее мы нашли письма из дома и резиновую зеленую птичку. Детскую игрушку...»

«Под Севском немцы атаковали нас по семь-восемь раз в день. И я еще в этот день выносила раненых с их оружием. К последнему подползла, а у него рука совсем перебита. Болтается на кусочках... На жилах... В кровище весь... Ему нужно срочно отрезать руку, чтобы перевязать. Иначе никак. А у меня нет ни ножа, ни ножниц. Сумка телепалась-телепалась на боку, и они выпали. Что делать? И я зубами грызла эту мякоть. Перегрызла, забинтовала... Бинтую, а раненый: "Скорей, сестра. Я еще повоюю". В горячке...»

«Я всю войну боялась, чтобы ноги не покалечило. У меня красивые были ноги. Мужчине - что? Ему не так страшно, если даже ноги потеряет. Все равно - герой. Жених! А женщину покалечит, так это судьба ее решится. Женская судьба...»

«Мужчины разложат костер на остановке, трясут вшей, сушатся. А нам где? Побежим за какое-нибудь укрытие, там и раздеваемся. У меня был свитерочек вязаный, так вши сидели на каждом миллиметре, в каждой петельке. Посмотришь, затошнит. Вши бывают головные, платяные, лобковые... У меня были они все...»

«Мы стремились... Мы не хотели, чтобы о нас говорили: "Ах, эти женщины!" И старались больше, чем мужчины, мы еще должны были доказать, что не хуже мужчин. А к нам долго было высокомерное, снисходительное отношение: "Навоюют эти бабы..."»

«Три раза раненая и три раза контуженная. На войне кто о чем мечтал: кто домой вернуться, кто дойти до Берлина, а я об одном загадывала - дожить бы до дня рождения, чтобы мне исполнилось восемнадцать лет. Почему-то мне страшно было умереть раньше, не дожить даже до восемнадцати. Ходила я в брюках, в пилотке, всегда оборванная, потому что всегда на коленках ползешь, да еще под тяжестью раненого. Не верилось, что когда-нибудь можно будет встать и идти по земле, а не ползти. Это мечта была!»

«Идем... Человек двести девушек, а сзади человек двести мужчин. Жара стоит. Жаркое лето. Марш бросок - тридцать километров. Жара дикая... И после нас красные пятна на песке... Следы красные... Ну, дела эти... Наши... Как ты тут что спрячешь? Солдаты идут следом и делают вид, что ничего не замечают... Не смотрят под ноги... Брюки на нас засыхали, как из стекла становились. Резали. Там раны были, и все время слышался запах крови. Нам же ничего не выдавали... Мы сторожили: когда солдаты повесят на кустах свои рубашки. Пару штук стащим... Они потом уже догадывались, смеялись: "Старшина, дай нам другое белье. Девушки наше забрали". Ваты и бинтов для раненых не хватало... А не то, что... Женское белье, может быть, только через два года появилось. В мужских трусах ходили и майках... Ну, идем... В сапогах! Ноги тоже сжарились. Идем... К переправе, там ждут паромы. Добрались до переправы, и тут нас начали бомбить. Бомбежка страшнейшая, мужчины - кто куда прятаться. Нас зовут... А мы бомбежки не слышим, нам не до бомбежки, мы скорее в речку. К воде... Вода! Вода! И сидели там, пока не отмокли... Под осколками... Вот оно... Стыд был страшнее смерти. И несколько девчонок в воде погибло...»

«Мы были счастливы, когда доставали котелок воды вымыть голову. Если долго шли, искали мягкой травы. Рвали ее и ноги... Ну, понимаете, травой смывали... Мы же свои особенности имели, девчонки... Армия об этом не подумала... Ноги у нас зеленые были... Хорошо, если старшина был пожилой человек и все понимал, не забирал из вещмешка лишнее белье, а если молодой, обязательно выбросит лишнее. А какое оно лишнее для девчонок, которым надо бывает два раза в день переодеться. Мы отрывали рукава от нижних рубашек, а их ведь только две. Это только четыре рукава...»

«Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу... Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины... Они кричали нам: "Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п... наших мужиков. Фронтовые б... Сучки военные..." Оскорбляли по-всякому... Словарь русский богатый...

Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. "Что с тобой?" - "Да ничего. Натанцевалась". А это - мои два ранения... Это - война... А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились - сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин - крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: "Читай стихи. Есенина читай"».

«Ноги пропали... Ноги отрезали... Спасали меня там же, в лесу... Операция была в самых примитивных условиях. Положили на стол оперировать, и даже йода не было, простой пилой пилили ноги, обе ноги... Положили на стол, и нет йода. За шесть километров в другой партизанский отряд поехали за йодом, а я лежу на столе. Без наркоза. Без... Вместо наркоза - бутылка самогонки. Ничего не было, кроме обычной пилы... Столярной... У нас был хирург, он сам тоже без ног, он говорил обо мне, это другие врачи передали: "Я преклоняюсь перед ней. Я столько мужчин оперировал, но таких не видел. Не вскрикнет". Я держалась... Я привыкла быть на людях сильной...»

«Муж был старшим машинистом, а я машинистом. Четыре года в теплушке ездили, и сын вместе с нами. Он у меня за всю войну даже кошку не видел. Когда поймал под Киевом кошку, наш состав страшно бомбили, налетело пять самолетов, а он обнял ее: "Кисанька милая, как я рад, что я тебя увидел. Я не вижу никого, ну, посиди со мной. Дай я тебя поцелую". Ребенок... У ребенка все должно быть детское... Он засыпал со словами: "Мамочка, у нас есть кошка. У нас теперь настоящий дом"».

Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить


«Лежит на траве Аня Кабурова... Наша связистка. Она умирает - пуля попала в сердце. В это время над нами пролетает клин журавлей. Все подняли головы к небу, и она открыла глаза. Посмотрела: "Как жаль, девочки". Потом помолчала и улыбнулась нам: "Девочки, неужели я умру?" В это время бежит наш почтальон, наша Клава, она кричит: "Не умирай! Не умирай! Тебе письмо из дома..." Аня не закрывает глаза, она ждет... Наша Клава села возле нее, распечатала конверт. Письмо от мамы: "Дорогая моя, любимая доченька..." Возле меня стоит врач, он говорит: "Это - чудо. Чудо!! Она живет вопреки всем законам медицины..."
Дочитали письмо... И только тогда Аня закрыла глаза...»

«Пробыла я у него один день, второй и решаю: "Иди в штаб и докладывай. Я с тобой здесь останусь". Он пошел к начальству, а я не дышу: ну, как скажут, чтобы в двадцать четыре часа ноги ее не было? Это же фронт, это понятно. И вдруг вижу - идет в землянку начальство: майор, полковник. Здороваются за руку все. Потом, конечно, сели мы в землянке, выпили, и каждый сказал свое слово, что жена нашла мужа в траншее, это же настоящая жена, документы есть. Это же такая женщина! Дайте посмотреть на такую женщину! Они такие слова говорили, они все плакали. Я тот вечер всю жизнь вспоминаю...»

«Под Сталинградом... Тащу я двух раненых. Одного протащу - оставляю, потом - другого. И так тяну их по очереди, потому что очень тяжелые раненые, их нельзя оставлять, у обоих, как это проще объяснить, высоко отбиты ноги, они истекают кровью. Тут минута дорога, каждая минута. И вдруг, когда я подальше от боя отползла, меньше стало дыма, вдруг я обнаруживаю, что тащу одного нашего танкиста и одного немца... Я была в ужасе: там наши гибнут, а я немца спасаю. Я была в панике... Там, в дыму, не разобралась... Вижу: человек умирает, человек кричит... А-а-а... Они оба обгоревшие, черные. Одинаковые. А тут я разглядела: чужой медальон, чужие часы, все чужое. Эта форма проклятая. И что теперь? Тяну нашего раненого и думаю: "Возвращаться за немцем или нет?" Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро умрет. От потери крови... И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих... Это же Сталинград... Самые страшные бои. Самые-самые... Не может быть одно сердце для ненависти, а второе - для любви. У человека оно одно».

«Моя подруга... Не буду называть ее фамилии, вдруг обидится... Военфельдшер... Трижды ранена. Кончилась война, поступила в медицинский институт. Никого из родных она не нашла, все погибли. Страшно бедствовала, мыла по ночам подъезды, чтобы прокормиться. Но никому не признавалась, что инвалид войны и имеет льготы, все документы порвала. Я спрашиваю: "Зачем ты порвала?" Она плачет: "А кто бы меня замуж взял?" - "Ну, что же, - говорю, - правильно сделала". Еще громче плачет: "Мне бы эти бумажки теперь пригодились. Болею тяжело". Представляете? Плачет».

«Это потом чествовать нас стали, через тридцать лет... Приглашать на встречи... А первое время мы таились, даже награды не носили. Мужчины носили, а женщины нет. Мужчины - победители, герои, женихи, у них была война, а на нас смотрели совсем другими глазами. Совсем другими... У нас, скажу я вам, забрали победу... Победу с нами не разделили. И было обидно... Непонятно...»

«Первая медаль "За отвагу"... Начался бой. Огонь шквальный. Солдаты залегли. Команда: "Вперед! За Родину!", а они лежат. Опять команда, опять лежат. Я сняла шапку, чтобы видели: девчонка поднялась... И они все встали, и мы пошли в бой...»
NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 14/10/2016 в 20:17
Истребитель "Аэрокобра", которым управлял летчик-нижегородец, поднимут из озера в Крыму

Поисковики нашли родственников пилота
Автор: Вера Новикова

​На дне озера Тобечик в Крыму обнаружили истребитель, сбитый фашистским "Мессершмиттом" 5 декабря 1943 года. Летчик, который управлял воздушным судном, погиб. Участники региональной общественной организации «Батарея №29 бис» установили его личность. Защитником Отечества, погибшим в бою за освобождение Крыма, оказался старший лейтенант Красненков Павел Иванович, уроженец Нижегородской области.



Нашлись и родственники Павла Ивановича. В его родном городе Богородске Нижегородской области живут внучки Ксения и Наталья Кудряшовы, а также правнучки и праправнуки.




"У меня отец остался сиротой в 7 лет. Он знал, что дед погиб где-то в Крыму, потому что тогда пришла весточка, что он "пропал без вести". На следующий год умерла мама отца Елизавета. И он всю жизнь искал место, где погиб дед. В Киеве встречался с его однополчанами… - рассказала корреспонденту NN.RU внучка аса Ксения Юрьевна. - Я знаю о дедушке только по рассказам, знаю, например, что он очень любил яичницу с грибами".





Ксения Кудряшова поделилась сложной историей судьбы своего родственника. "Мама дедушки умерла рано, и его отец женился во второй раз. Прадед был очень верующим человеком, старостой собора. В 1937 году во время гонений на священнослужителей, репрессий, его арестовали. Осудили на 10 лет. Реабилитировали, правда, после 20 съезда КПСС, но он домой так и не вернулся…Арест и на судьбе дедушки сказался, его сначала отстранили от полетов, как сына врага народа. Потом он написал письмо наркому обороны СССР Климу Ворошилову и тот распорядился его вернуть в воздушный строй. А в летное училище Павел Иванович пошел по рекомендации комсомола. После его окончания отправился с женой в Житомир, там начал свою карьеру летчика. Потом родился мой отец. И каждый отпуск они старались приехать в Богородск…Очень тянуло на малую родину".

18 октября 2016 года поисковики под руководством Александра Елкина поднимут оставшиеся в воде детали самолета Р-39 «Аэрокобра». Они уже сейчас работают на месте крушения: извлекли из воды части кабины, обломки центроплана, детали шлемофона и снаряжения пилота. А главное - восстановили историю судьбы летчика.

"Я очень волнуюсь перед поездкой, - делится эмоциями внучка солдата. – Очень горжусь дедом и не меньше отцом. Он у меня был сильным и волевым человеком. Три года назад его не стало…"
NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 19/10/2016 в 12:07
В Новгородской области поисковики нашли боевое захоронение 25 десантников

Екатерина Дубова 18.10.2016, 12:07

В Маревском районе поисковики обнаружили место гибели офицеров штаба 1-й маневренной воздушно-десантной бригады РККА. В этом году поисковики нашли захоронение, в котором находились останки 25 десантников.



Поисковые работы проводились в рамках осеннего этапа Вахты Памяти. В ходе эксгумации захоронения были найдены три личных медальона, к сожалению, не читаемые. У двух погибших десантников обнаружены петлички капитана РККА. Согласно спискам безвозвратных потерь, в этом районе при артобстреле погибли: капитан Сухоруких Иван Федорович, 1907 года рождения, командир артиллерийского дивизиона 1-й МВДБр и капитан Вдовин Андрей Дмитриевич, 1907 года рождения, командир 4-го батальона 1-й МВДБр. Поисковики предположили, что, судя месту расположения и содержанию захоронения, найденные останки могут принадлежать офицерам погибшего при артобстреле штаба 1-й МВДБр.



Захоронение погибших предполагается произвести в Демянске весной 2017 года у памятника десантникам, сообщает пресс-служба поисковой экспедиции «Долина».

Для справки: В 1942 году в районе Демянска, в немецком тылу, силами 1-й и 2-й маневренных воздушно-десантных бригад (МВДБр) и 204-й воздушно-десантной бригады (ВДБр), а также приданных им отдельных лыжных батальонов проводилась десантная операция. Цели, поставленные воздушно-десантным бригадам командованием по нарушению тыловой инфраструктуры окружённой группировки немцев и ее коммуникаций, по которым происходило снабжение немецких частей, достигнуты не были. Большая часть десантников погибла или пропала без вести. 1-я МВДБр комплектовалась в основном призывниками из Кировской области.
чykча 4041 09/06/2014 678 фигвам 25/10/2016 в 23:04
В Варшаве с воинскими почестями захоронили останки восьми красноармейцев, погибших в боях за освобождение Польши от фашизма.
В церемонии участвовали члены семьи Евстафия Чуловского, члена экипажа самолета Пе-2, обломки которого нашли в августе польские поисковики в обмелевшем из-за жары русле Вислы.

NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 28/10/2016 в 13:36
Я убрал название данной статьи, причина в том, что, в последнее время журналисты стали переходить дозволенную человеческую грань и в погоне за сенсацией, готовы оскорбить и унизить людей.





27 октября 2016

Каждый август в районе «Миус-фронта» находят погибших бойцов Фото: Sobesednik.ru В Ростовской области нашли останки солдата, погибшего 73 года назад
В 1943 году в Ростовской области шли ожесточенные бои. Недалеко от реки Миус был немецкий оборонительный рубеж – «Миус-фронт», прорвать который советские войска пытались в течение двух лет. В конце августа 43-го это наконец удалось сделать ценой жизни 800 тысяч наших солдат. Немногие выжившие потом называли «Миус-фронт» своим «маленьким Сталинградом».
– Бабушка рассказывала, что жара в том августе стояла страшная, – говорит Сергей Андреев, житель хутора Берестовский. – Тела сразу начинали разлагаться. Поэтому их или присыпали землей, или складывали в воронки от авиабомб, или свозили на телегах в село Русское и хоронили в братской могиле. В тех полях до сих пор лежат тысячи бойцов, которые числятся в архивах как пропавшие без вести.
Поисковики из ростовского поискового объединения «Миус-фронт» каждый август ведут там работы и поднимают из земли солдатские кости. – Мы сами военные, – объясняет руководитель поискового движения Андрей Кудряков. – Наши деды, прадеды воевали. Запросы от родственников погибших приходят к нам каждый день, и с каждым годом – все больше. Раньше люди обращались только в военкоматы, но помощи от них не поступало, поэтому идут к нам, поисковикам. В этом году раскопки велись недалеко от хутора Берестовский: место, где в 1943‑м была безымянная высота и шел жестокий бой, поисковикам показали местные старики и участник того сражения, ветеран ВОВ Семен Павлов.
На том участке погибло много солдат из комендантского взвода 271‑й Горловской дивизии. В последние дни августа поисковики сняли два метра земли и нашли останки нескольких десятков солдат. Тела погибших, очевидно, были просто присыпаны землей. Троих удалось опознать, среди них был боец Иван Зиновьевич Слабунов – его имя и фамилия были выцарапаны на котелке, который лежал рядом. Рядом с останками Слабунова нашли его котелок – Солдаты редко подписывали медальоны, это считалось плохой приметой, – объясняет Кудряков. – Они подписывали личные вещи, которые постоянно носили с собой, – котелки, ложки, ремни. Солдат Слабунов, как удалось установить, погиб, когда за его спиной разорвалась граната. Ненужные кости Когда поисковики находят останки и устанавливают личность погибшего, они продолжают поиски – теперь уже в документах. Кудряков и его коллеги обратились в Центральный архив Минобороны и выяснили, что Иван Слабунов родился в 1905 году. В феврале 1943 года он ушел на фронт из села Красная Поляна Песчанокопского района, воевал в комендантском взводе и скорее всего был разведчиком. Последнее письмо от него жена получила 26 августа 1943 года – и ровно через 73 года, день в день, были найдены останки Ивана Зиновьевича.
После войны женщина сама пыталась искать пропавшего мужа, писала запросы в военкомат, но без результата. Поисковики выяснили, что у Ивана Слабунова была дочь, которой уже нет в живых, но осталась внучка. Женщина давно переехала из Песчанокопского района и теперь живет в Ростове-на-Дону, ей 65 лет. На родственников поисковики стараются выходить всегда: во-первых, близкие должны знать, что случилось с их отцом, дедом или прадедом. Во-вторых, именно они должны решить, где солдат будет похоронен – в братской могиле или на кладбище рядом с семьей. По закону такие похороны – за государственный счет.
Однако, по словам Кудрякова, власти зачастую ссылаются на отсутствие денег. На памятник или даже на памятную плиту бюджетные средства находятся еще реже. Тогда затраты берут на себя родственники или поисковики, и ни разу еще не было такого, чтобы проблема не решилась
. – Семья из Алтайского края продала корову, чтобы приехать на похороны своего родственника – проезд до места погребения люди оплачивают сами, – вспоминает Кудряков. – А два года назад мы нашли красноармейца Андрея Калмыка из Краснодарского края. Останки везли на машине. Его родственники в станице Гостагаевская ждали нас всю ночь, а утром больше 2 тысяч человек вышли проводить земляка в последний путь.

В доме, откуда ушел тот солдат, рядом с иконой больше 70 лет висит его фотография. Детей после себя он не оставил. А невеста его так и не вышла замуж. Кудряков говорит, что история с красноармейцем Калмыком – не редкость, она как раз скорее типичная. Поэтому, набирая телефонный номер внучки Ивана Слабунова, его коллега-поисковик Евгений Васюк никак не ожидал того, что услышал. Женщина сказала, что дедушку не знает. Когда ей объяснили, кто он и что с ним случилось, сообщила, что привозить его останки не надо. – Она дала понять, что ей это неинтересно, – вспоминает Васюк. – Так и не перезвонила. – Мы были удивлены такой реакцией, – говорит Андрей Кудряков. – Такое у нас впервые. Хоронить своих предков часто отказываются немцы – у нас еще ни один не забрал кости. Но в России подобное известие обычно настолько потрясает родственников, что их эмоции трудно передать словами. Потому что свой Поисковики связались с администрацией Песчанокопского района, откуда Слабунов родом. Там о солдате тоже услышали впервые, но приняли известие об останках земляка близко к сердцу. Сейчас и краеведы, и музейщики, и ветераны ищут о нем хоть какие-то новые сведения – по крупицам. – Архив в годы войны сгорел, – рассказывает Сергей Стадников, председатель местного совета краеведов. – Имя Иван и фамилия Слабунов были очень распространенными. В одном селе Красная Поляна было пятеро таких Слабуновых. Правда, с разными отчествами.
Поисковики занимаются не только раскопками, иногда им приходится хоронить солдат
Стадников говорит, что его коллеги будут искать однополчан солдата – в том числе на Украине, где живут многие из ветеранов, воевавших в 271-й дивизии, хотя сейчас это довольно сложно. Но, может быть, история Ивана Слабунова когда-нибудь обрастет подробностями, сложится, как пазл, и войдет в Книгу памяти о солдатах из Песчанокопского района. Краеведы говорят, что, даже если внучка не заберет прах деда, солдата Слабунова жители района похоронят своими силами.
У них уже был такой случай, когда в белорусском Гродно поисковики нашли останки их земляка – солдата Кузьминова. Близких родственников у него не нашлось – он не оставил после себя детей. Но Сергей Стадников восстановил генеалогическое древо Кузьминова и нашел дальнюю родню. Эти люди ни минуты не сомневались, что погибший был их «кровью», были готовы поехать в Белоруссию, взять на себя расходы, но похороны в итоге оплатили песчанокопские фермеры. И Слабунова, уверяют местные жители, тоже ждут и примут – потому что свой, потому что солдат. Потому что 73 года назад он шел в бой, надеясь вернуться домой. Потому что, как и тысячи сыновей, мужей и отцов, навсегда оставшихся на «Миус-фронте», он заслужил память.

«Я действительно ничего о нем не знаю» Мы разыскали внучку Ивана Слабунова – Елену Бочко, чтобы спросить, как так получилось, что погибший солдат оказался для своих потомков неинтересен. – Почему неинтересен? – голос пенсионерки был встревоженный. – Это наш родственник. Мне было 9 лет, когда умерла мама, и о деде я действительно ничего не знаю, его фотографии не сохранились. А вообще как это делается? (Речь идет о погребении. – Авт.) Это платно? Нам было бы удобно, чтобы его похоронили в Ростове. До Красной Поляны ездить далеко, мы там почти не бываем.

Кузнецова Ольга

Источник: http://sobesednik.ru/obshchestvo/201610 ... lis-ego-ho

И один комментарий:

"Уважаемому автору не мешало бы повторить Законы РФ и быть повнимательнее при выражении чьих то мыслей. Данная статья полная клевета на внучку Ивана Сабунова. Есть Законы РФ, в том числе и Закон о статусе военнослужащих и прохождении военной службы. Так вот по этому Закону государство и его органы берут на себя все вопросы связанные с захоронением, перезахоронением граждан отдавших жизнь за Родину с отданием военных почестей, оказание ритуальных услуг (оплата памятников и уход за захоронениями). Родственники погибших имеют право определять, где будут захоронены их родные: 1. На местах боев, с боевыми товарищами, где они приняли последний бой; 2. На родине или других местах. В случае захоронения на местах боев вместе с боевыми товарищами, государство оплачивает проезд родных к местам захоронений и последующие посещения 1 раз в 5 лет, а так же посещение частей где военнослужащие проходили службу, так же один раз в 5 лет при получении приглашения из части. По поводу отказа внучки от чего??? Приглашать и предлагать ей что то имеют право только официальные юридические лица, которые имеют право приглашать, организовывать захоронения с оказанием воинских почестей, встречать и размещать людей, оплачивать все расходы с этим связанные. Последнее. Что бы что то сказать о внучке и ее отказе, надо иметь как минимум некоторые вещи: 1. Право выдачи официального письменного приглашения (У поисковика его не было). 2. Дать официально это приглашение человеку прочитать и попросить оставить подпись, что человек этот документ прочитал. (У поисковиков не было) 3. Получить от человека отказ от вашего приглашения в письменной форме. 4. Подать в суд и только суд имеет право судить человека в соответствии с законом. А так нам здесь говорить, даже не о чем. При разговоре мы не присутствовали. Есть мнение одного человека, его и журналиста второго человека даже не слышно" ......
Источник: http://sobesednik.ru/obshchestvo/201610 ... lis-ego-ho
Демонлесс 6752 26/08/2014 500 Новосибирск 28/10/2016 в 13:44
NiJEGOROD
Будьте человечнее, хотя бы рекламу изымайте из текста. И так читать сложно одним абзацем.
Barsoff 2006 01/03/2014 926 Москва, ВАО, РФ 30/10/2016 в 20:54
Сегодня ребята из нашего отряда установили памятный крест на месте гибели 355-ой Кировской стрелковой дивизии, погибших бойцов которой мы поднимали в этом году.


Попутно, на бегу... подняли еще двоих. К сожалению - безымянных.
Но погода-дрянь беспросветная... Там и так... полуболото...
Весной вернемся и посмотрим более тщательно, может медальоны в этой жиже и пропустили.
Надеемся во всяком случае.

С крестом интересная история.
Решили в отряде, что надо бы поставить. Тем более, что все бойцы из одной области, из одной дивизии и нашли их там очень много.
На всякий случай написали в местную администрацию, типа вот... на свои средства хотим поставить небольшой крест и что-то написать от себя...
И пошло-поехало... надо типа согласовать, какое-то разрешение оформить, кого-то известить и оповестить...
Ну мы и послали их нахрен...
Вряд ли у кого поднимется рука вытащить или сровнять с землей...
Построек и дорог там нет, чисто поле зарастающее и болотИна...

С нетерпением ждем весны, что бы вернуться и отработать несколько интересных мест, есть мысли, где искать...
Работаем сейчас над картами и донесениями...
Неравнодушные ребята обещали подогнать мне аэрофотоснимки Люфтваффе тех мест на тот период времени.
По привязанным снимкам можно тупо рыть каждую воронку с большой вероятностью найти там солдат.
Поля-то запахали... сровняли... а то что в окопах и воронках осталось-так там и лежит.
Однако тяжко назвонить на такие глубины, даже мощными приборами.

может кому-то будет интересно... небольшой фильм о нашем отряде... 2013-го года...
дипломная работа Алексея Чукарева
Кто-то уже ушел из отряда, один парень из этого сюжета организовал свой, дружественный поисковый отряд, мы вместе копаем иногда...
Но много пришло новых... сейчас в отряде более двадцати человек активных бойцов.

airis 11934 01/04/2009 1258 07/11/2016 в 01:00
Последний бой снайпера, санитара и автоматчика на Миус-фронте
===============================================
Поисковый отряд, проводя раскопки на Миус-фронте, обнаружил окоп с останками троих солдат Красной армии. Останки принадлежали снайперу, автоматчику и санитару. Все они оказались в самой гуще боя и приняли свою смерть, как настоящие герои.

Снайпер, будучи раненым, не покинул своего огневого рубежа, продолжая прицельно стрелять по врагу. На дне окопа был найден третий солдат, рядом с ним были остатки санитарной сумки. На фото видны остатки жгута, бинт и россыпь гильз. Гильзы немецкие, окоп мог быть отбит у немцев.


Когда немцы перешли в контратаку, он прикрывал отход своих друзей. Его позицию, где держали оборону снайпер, его второй номер - автоматчик и санитар-фельдшер, фашисты забросали гранатами. В останках всех погибших было найдено множество осколков от немецких гранат.


Тот самый окоп, где нашли павших воинов.


Ушедшие в бессмертие неизвестные защитники Родины. Всего лишь один эпизод боя.
Десятки стрелянных гильз, бинты, осколки от немецких гранат, искорёженный взрывом ППШ позволили представить тот последний бой...

Вечная память павшим. На фото поле на Миус-фронте. До сих пор можно встретить колючую проволоку немецких заграждений. Эхо войны.







NiJEGOROD 2820 27/08/2008 357 Из Горького. 07/11/2016 в 14:39
Бессмертный полк 2 ой гвардейской Таманской дивизии.

https://vk.com/photos-61061729?act=comments